Сумерки - борьба за вечность

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сумерки - борьба за вечность » |Замок Волтури| » Зал собраний


Зал собраний

Сообщений 31 страница 60 из 63

31

Афенадора на мгновение застыла, на её глазах рушился собственный мир, который выстраивался веками - кусочек к кусочку, плотно сдерживаемый обитателями клана и ещё плотнее способностями Челси и Корин. И вот сейчас этот самый мир начинал разрушаться, от самого основания побежали трещенки, осыпались хрустальные башенки, солнце уже не так играло на гранях хрустального замка. И если слова Аро, его ледяное спокойствие сначало поставили её в тупик, то последующие слова Маркуса расставили все по местам. - Умерла? Её голос казалось замер на удивленной ноте - Как умерла? Зачем..? Глупые и нелепые слова существа, который не может и не хочет поверить в реальность происходящего. Афена беспомощно смотрит на Кайуса, понимая и осозновая вс. глубину этих слов.
Именно сейчас она усмотрела ту тонку, но уже заметную грань, пусть только едва заметную, но грань  между боатьями. Аро - сильный мира сего, считающий себя сильнейшим из братьев Волтури, сам по себе возвысивший себя на пьедистал, решающий, кому знать нужно, а кому нет. Когда время, а когда нет - Кайус, её подрагивающий голос обращен к мужу, которому Аро фактически влепил подщечину своими недавними слова о поведении Афены. Она прекрасно понимала, что минуту назад подставила под удар самолюбие и власть собственного мужа, не сдержалась. Её глаза и без того широко - распахнутые, казалось стали ещё шире - темно-красные рубины в черной оправе ресниц.
Она не обратила внимания на тех, кто вошел в зал, её было глубоко безразлично то, как они на это посмотрят. Её гнев казалось достиг своего пика, подстегиваемым немым цинизмом Аро и болью внезапной утраты, она никогда не чувствовала такого гнева. - Как ты мог? Как ты посмел промолчать?! Её тон достиг той точки, которая считается наивысшей наглостью. Дидимым казалась потрясенной, но с её губ не сорвалось ни звука, зато постоянно молчаливая и покорная Афенадора металась словно в клетке. Жена Кайуса пребывала впервые в таком состоянии. Дальше все произошло мгновенно, женщина метнулась и резко ударила Аро кулаком в грудь.
- Ты все знал ещё у Калленов!

+3

32

Началось. Началось все с того, что Аро начал задавать уточняющие вопросы, чтобы получит ответы на интересующие его вопросы. Произнося их таким тоном, что вряд ли каждый догадается о истинной причине заданных вопросов. Вопрос короткий, но весьма точен. Не надо никаких дополнений. Поставлен конкретный вопрос, а значит должен быть конкретный ответ. И он появляется. Маркус не описывает сцены тех моментов, которые могли бы быть связаны с поставленным вопросом. Нет. Это не надо. Ответ дан. Точный, быстрый, не требующих пояснений. Лишь некие дополнения, которые помогут выстроить картину в правильном направлении. Взгляд задержан то на Аро, то на Марскусе. Но ни одного дополнительного слова со стороны Кая. В этом нет нужды. Все вопросы будут заданы, все ответы будут получены. В правильное время, в правильном месте. Остается лишь ждать и запоминать то, что может пригодится в дальнейшем.
В зал зашли Дидима и Афена. Жена Маркуса встала сначала между мужем и братом. Без лишних вопросов понимает суть сложившейся ситуации. Афена. Кайус следит за ней теперь более пристально. Она ведет себя так, как никогда не вела. Он понимает причину, но он ничего не может сделать. Остается лишь наблюдать и принимать в свой адрес и в адрес жены слова, сказанные Аро. Ди пытается защитить Афену. Но в данной ситуации слова брошены в воздух. На них нет должной реакции. Тормоза спущены. Афена переступила запретную границу и позволила себе слишком много. А значит оставить её сможет только одно. Но к этом не хочется прибегать. Их взгляды встретились. Поддержку? Не сейчас. Если он сейчас сделает неверное движение, или скажет лишнее, то придется расплачиваться вдвойне. А он не согласен на такие "убытки". От чего в его взгляд лишь безразличие к происходящему и к тому, что может произойти. Словно он всем своим видом говорит ей, что сейчас она сама за себя.
Аро медленно прошел мимо Кайа, так медленно, что хотелось все свалить на время, которое тянулось из-за того, что все ждали, чего-то ждали. Но нет. Время здесь не было причастно. Здесь было другое. Им надо было решать другие вопросы. Им надо было искать другие ответы. Всего этого не было по простой причине. Аро слишком долго молчал о том, что случилось в замке. Он знал, что есть те, кто не смогу сдержаться, хотя очень долго показывают всем контроль над собой и своими эмоциями. Кай смотрел спокойным взглядом на Аро. Ничего не говоря, не пытаясь защитить свою жену. Хотя прекрасно понимал к чему все это может прийти. Он просто напросто ждал. Аро скрывал одно, говорил другое. Эта игра будет недолгой. Кайус все также смотрел на Аро, когда тот невзначай посмотрел в его сторону. Никаких эмоций, никакого желания что-то сказать, добавить или попросить извинения за содеянное. По его мнению, в этом нет нужды.
В этом время в зале успел появится "народ". Джейн привела Анджелину и пленника. Быстрый взгляд по третьему и полная незаинтересованность во взгляде после. Хотя, он был заинтересован. Потому что тот мог выдать весьма полезную информацию, если конечно же к нему подобрать правильный подход. Но и это было весьма спорным. Надо было для начала узнать, что из себя представляет пленный. Мысли вроде начали собираться в нужную цепочку, чтобы развиться в гипотезы, которые потом будут подпитаны фактами. Но голос Афены отвлек. Она снова взывала к нему, тем самым заставив его отвлечься от размышлений. Вампир слегка прищурил глаза, словно догадываясь о том, что дальше будет.
Как только кулак коснулся груди Аро, Кайус оказался рядом с ними и уже развернул жену лицом к двери, закрывая её собой. Он крепко обнимал её, прижимая к себе. Одной рукой он зажал ей рот, чтобы она не произнесла больше ни одного слова в этом помещении. Им надо будет поговорить. Но не здесь, не сейчас. Кай стоял спиной к брату и не торопился поворачиваться к тому лицом, словно говоря, что не верное решение приведет к краху всего механизма. Если Аро сейчас будет тратить всю суть присутствия их в зале на Афену, то в итоге они не достигнут то, что им надо достичь. Правда. А она так стремительно ускользала от них, пока Афена и Аро занимались "семейными разборками". Ни при пленниках, ни при других вампирах. Все, что касается отношений среди Волтури, это должно оставаться среди Волтури. Сквозь зубы он процедил слова на ухо жене.
-Молчи. Слишком много сказано. - говоря эти слова, он вел её к двери. Все так же не смотря в сторону Аро. В этом не было нужды. Двери открылись перед ними "машинально", они переступили порог и, дождавшись, когда дверь за ними закроется, Кай отпустил Афену. Во взгляде лишь разочарование, никаких больше эмоций. -Иди в свою комнату и жди меня там. Если я приду, тебя там не будет, то... - он замолчал на доли секунды, стараясь вернуть голосу то равнодушие и безразличие к этой женщине, чтобы не выдать то, что действительно творилось внутри. -Ты знаешь последствия. - Кайус развернулся и двери снова были перед ним открыты. Переступив порог в очередной раз, он осмотрел присутствующих и остановил взгляд на Ди. -Дидима, я тебя прошу, проследи за тем, что она доберется до комнаты и не покинет её до моего прихода.
Его голос все такой же спокойный и безразличный. Он спокойно смотрел на Аро, не собираясь пока перед ним извиняться или отчитываться за поведение супруги. В данной ситуации, по его мнению, виновны оба.

+3

33

Они мешали ему. Они раздражали его. Они были той помехой, от которой хотелось избавиться. Мухи. Смерть Сульпиции сказалась хотя бы на том, что жены братьев начали позволять себе гораздо больше, чем ранее: их поведение было вызывающим, раздражительным – он старался не смотреть на них, не слышать, позволяя их мужьям, его «братьям», самим решить возникшие проблемы. Их поведение было не его заботой: взгляд вампира был спокоен, он лишь ждал завершения концерта, чтобы вернуться к волнующим его обстоятельствам. Он не помешал Афенодоре сделать свой выпад. Он словно бы проверял ее, хотел знать, как далеко она может зайти в своей дерзости, в своем своеволии, как далеко ее могут завести эмоции, этот жалкий отголосок человечности. И она смогла пойти дальше слов – смогла переступить допустимую грань, поправ законами и перешагнув через головы, забыв о субординации. Если бы не Кайус, спокойствие, выражавшееся в каждой черте лица вампира, могло стать лишь жалким воспоминанием: агрессивное недовольство вспыхнуло в груди, в том месте, которого коснулся кулак вампирессы, – это было лишь легкое касание поглощенного чувствами и эмоциями разума, жалкий укус комара, оставивший после себя лишь неприятный зуд и породивший жажду мести, которую удалось сдержать. В зал вошли Анжелина и Джейн, приведя с собой перепуганного вампира в опаленных пламенем одеждах. Аро до сих пор молчал, не провожая взглядом Дайдиму и не подавая пока виду, что заметил и учел появление вампиресс и свидетеля. Он наблюдал с каким-то нездоровым интересом за Кайусом, пока уголок губ чуть не приподнялся вверх, выражая легкий намек на улыбку. Помехи были удалены – мухи улетели.
- Маркус, пленник, я надеюсь, расположен со всеми подобающими случаю удобствами в темницах замка? – с оттенком ироничности осведомился Аро так, будто бы ничего не произошло. Он продолжал то, что было интересно ему, не обращая внимания на что-то лишнее и отвлекающее. – Амр, – не поворачиваясь, обратился к черной тени темнокожего вампира у дверей, - приведи нашего «гостя» сюда, – почти ласково отдал приказ Аро, медленно оборачиваясь к недавно появившимся вампирессам. – Анжелина, подойди, – с отеческой заботой в голосе позвал Аро девушку, галантно протянув руку ладонью вверх, молча давая ей понять, что именно он хочет, чтобы она сделала.
Перед тем, как он перейдет к лакомому кусочку, которому нарочно сохранили жизнь, чтобы он передал свое послание, хотелось узнать некоторые подробности о самом нападении. Пусть слова и звучали спокойно и как будто бы доброжелательно, очередного непослушания и препирательств он терпеть более не будет. Воспоминания каждого скажут куда больше ненужных слов.

+3

34

То, что она не выражала эмоций относительно потрясшего всех известия не означало, что Дайдима не скорбит по Сульпиции. Наоборот, ей было плохо, безумно плохо. Горе будто съедало девушку изнутри, но она не могла позволить вырваться таким эмоциям на виду у клана. Наоборот. Ди пыталась всячески поддержать тёплую атмосферу в зале, не брезгуя ради этого и применением своего дара.
Но брат слишком хорошо её обучил. Дидим знала, что есть моменты, когда эмоциональность может лишь навредить, поэтому на лице проявлялись только положительные эмоции. Никакой печали и боли.
Волтури поводила взглядом каждого вошедшего, отмечая при этом кто явился, а кто пал жертвой нападения. Утешало то, что потери были не слишком большими. Отметила провожающую их свиту. Джейн, Алек видимо уже знали что случилось. Поприветствовала улыбкой Анжелину, Ди обернулась к Аро.
Дайдима отметила спокойствие Кайуса, которому неоднократно завидовала. Перевела взгляд на Афенодору и лишь покачала головой. Она не могла смериться, покориться правде. Ди понимала её. Так же она чувствовала себя после перерождения. Нереально, неприемлем, но правда.
Но понимание не безгранично. Терпение Аро конечно поражало, но слова, произнесённые Афеной, потрясли терпение самой Дайдимы.
-Как ты мог? Как ты посмел промолчать?!
Нет, она не могла этого вынести. Чтобы не сделал Аро, но она не поверит. Что он сделал это без причины, а значит сейчас его обвинили незаслуженно.
- Хватит Афенодора! – Ди быстро приблизилась, став между ней и Аро, и добавив уже стишив голос. – Это не лучшая с твоих идей. Аро не мог сказать. Что по твоему подумали бы Каллены? Они не должны знать об этом инциденте.
Ди не знала правда ли это, эти ли цели преследовал Аро, но возможность того, что брат утаил от неё что-то без причины убивала девушку.
После этого последовал удар. Ди только и успела что увернуться, когда Кайус подлетел к жене. Из-за неудачного поворота она оказалась спиной к ним и обратила перепуганный взгляд к Маркусу.
Что же будет?
Когда Дайдима обернулась, Кайус и Афенодора скрылись за дверью. Ди не оставалось ничего, только ждать. Удерживать действие дара в такой остановке было сложно, но она не отступала.
- Дидима, я тебя прошу, проследи за тем, что она доберется до комнаты и не покинет её до моего прихода.
Она посмотрела на Кайуса. Будет ли она меня слушать? Слишком всё запуталось в последнее время. Ди отошла от Аро, то что она увидела в выражении его глаз ранило вампиршу. Он смотрел на неё как на препятствие, на помеху, а помехи должны преодолеваться. Ди отвернулась. Поддерживаемая ею атмосфера счастья рухнула оставляя холод реальности.
- Хорошо Кайус. Я прослежу.
В последний раз подарив Маркусу улыбку она вышла за дверь. Молча, взглядом попросив Афену идти за ней, девушка удалилась.
---Покои Кайуса и Афенодоры.

+3

35

Афенадора сохранила способность двигаться, уже несколько секунд спустя, она поняла, что дала волю своим чувствам и выпустила "демона" наружу. Если у других это самый демон был скорее мифическим, то у неё, он приобретал вполне реальные очертания в виде собственного мужа. Разбудить его холодный гнев было делом несложным, однако, он никогда не показывал его на "людях". Но сейчас Афена четко осознавала, что ещё немного и его ярость выплеснется прямо тут... Мгновение и ничего не произошло, последовал короткий и четкий приказ. Но и эти слова скрывали в себе немалую угрозу. Она вздрогнула едва заметно, но все же. Слова Кайуса сказанные с ледяным спокойствием, таили им лишь один понятный смысл. Остальным была неведома та часть отношений, которая находилась за дверями покоев афенадоры и Кая. Быть может лишь Аро, благодаря своей способности, мог знать, что происходит там на самом деле. Однако, Афена никогда не видела, что бы Кай позволял до себя дотрагиваться.
- Простите, её голос прозвучал совсем тихо, едва слышно, неуловимо для человеческого уха, но чуткий слух присутствующих вампиров уловил все точно. То, что он приказал Дидим сопроводить Афену в покои совершенно не означало того, что он опасался, что вампиресса постарается избежать наказания, напротив, он решил сделать это при зрителях. Порой ей казалось, что Кай не менее склонен к театральности, чем Аро. Она отступила на шаг, все ещё не глядя ни на кого, взгляд в пол, короткий и неглубокий поклон - уважение. Вампиресса развернулась на месте и покинула зал.
>>>> Покои Кайуса и Афенадоры.

+2

36

Тюремные камеры

Феликс вошел в зал размашистым шагом, по пути встретив жен глав кланов в окружении свиты. Он отступил к стене пропуская вампиресс и их кортеж. Афенадора выглядела неестественно встревоженной, на её молочно - бледном лице отражалась беспокойство. Дидим была более сдержанна. Всё это не ускользнуло от внимая вампира. Как правила Афена никогда не демонстрировала своих чувств. Он пропустил их, поклонившись.
Войдя в зал, он занял свое обычное место недолеко от Джейн и чуть стоявшего поодаль Алека. Волтури склонил голову в почтении по отношению к главам клана, которые никак казалось не отреагировали на появление Феликса. Сейчас все взоры были сосредоточены на Анжелине, которая стояла посреди зала, остальная толпа челяди отхлынала назад, оставляя ту перед Аро, который уже протянул руку к девушке, ожидая пока та, вложит свою ладонь в его.
Аро казалось был спокоен, но возможно это была лишь маска, Феликс никогда не понимал чувств и эмоций этого вампира, Маркус был по настоящему спокоен, а вот Кайус пылал яростью. Он даже не пытался её скрыть.
В зал вошел Кристиан со своей ношей, Феликс отметил его появление и приказал ему взглядом встать недалеко от себя. У Кристиана был своеобразный юмор, отчасти похожий на юмор самого Фелиикса и это понравилось вампиру.
Все ожидали движения от Анжелины.

Отредактировано Felix Volturi (2011-05-20 12:07:35)

+3

37

---тюремные камеры.
Парень шёл следом за Феликсом, волоча за собой ношу в виде своего заключённого. Он не отвлекался на то, чтобы найти дорогу. Зря беспокоился. Все присутствующие в замке стремились к одним дверям, к которым они собственно и направлялись.
Подойдя ближе к большим дверям, он заметил, как Феликс остановился, дабы поприветствовать двух вампирш в окружении свиты. Блондинка была явно встревожена, а вот брюнетка спокойна, хотя и печальна. Что-то в её облике затронуло вампира. Она напомнила ему Джульетту, хотя он и не знал чем.
Парень тоже поклонился, следуя манерам. Жены… Он ещё не видел чтобы к женщинам в этом клане относились так учтиво.
Пройдя за Феликсом в зал, он осмотрел его. Потрясающей красоты комната потрясала изяществом, но навевала ощущение пустоты. Всего три трона. И даже когда помещение заполнилось вампирами, оно казалось пустым.
Подойдя чуть ближе к центру и Феликсу, он сбросил пленника на пол. Присев около него, он похлопал того по плечу.
- Ты живой?
Крис улыбнулся. Взгляд упал на глав. Что-то заставило его пожалеть парнишку.
Кристофер увидел Анжелину, теперь он понимал её, как можно допускать эмоции, если все их может прочесть Аро. Улыбка вновь появилась на лице вампира.

+1

38

С первых минут как Анжелина вошла в зал, она застыла как изваяние пытаясь представить, что будет дальше, минутная слабость Афенадоры, гнев Каюса, спокойствие Аро. Мышцы Лины напряглись, девушка покачнулась на месте, когда рука Афенодоры коснулась Аро, алые глаза  метались  с одного лица на другое, вроде бы она клялась служить Волтури, но в этом "договоре" не было прописано как должна была себя вести она в случае бунта, вроде бы кто-то посмел тронуть главу, а это значит девушка должна защищать, с другой же стороны этим кем-то была одна из жен.  Лина стояла на перепутье, еще бы пару секунд и возможно она бы предприняла неправильное решение, за которое поплатилась бы жизнью. Все это становится похожим на балаган, смерть Сульпиции не повод нападать на её мужа, кому из этих двоих должно быть хуже близкой подруге или тому, кто любил её всем небьющимся сердцем? мысли были немного утрированны, но от этого смысл не менялся. Афенадора не имела никакого права нападать на главу, но это были только мысли рядовой вампирши из клана Волтури. Лина пустым взглядом проводила жен, они медленно двигались по направлению к выходу из зала, взгляд упал на глав. Голос Аро показался громом в тишине зала.
– Анжелина, подойди, – с отеческой заботой в голосе позвал Аро девушку, галантно протянув руку ладонью вверх, молча давая ей понять, что именно он хочет, чтобы она сделала. Внутри вампирши, что-то перевернулось, было ощущение, что перестало хватать воздуха. Что за бред он мне не нужен! Анжи прекрасно понимала, что  сейчас должна сделать, подойти и вложить ладонь в протянутую руку Аро. Но отчего то ноги не двигались, желания подходить совсем не было, Анжелина затравлено взглянула на присутствующих в зале, все безмолвно наблюдали за ними, ожидая действий девушки, двери сзади разпахнулись, видимо вышли жены, но нет... тяжелые шаги оповещали о чьем - то приближении, недалеко от Анжелины прошел Феликс, а за ним Кристиан, несущий того самого пленника, который не успел уйти, с губ Лины сорвался рык. Из-за него погиб не один Волтури, а он еще жив, пелена заволокла глаза вампирши, на улице прогремел гром. Успокойся! Поглубже вздохнув девушка пыталась привести себя в нормальное состояние, первый шаг дался с трудом. Ей казалось, что ноги снова одели в кандалы, и они звенят создавая смертельный аккомпонимент, её маленькому шествию. Анжелина ты сходишь с ума? Губы дрогнули в улыбке. Если бы. Шаг за шагом она преодолевала небольшое расстояние между ней и Главой клана, в глазах блеснул безумный огонек, если бы сердце до сих пор билось оно бы сейчас грохотало, грозясь выпрыгнуть из груди. А они все смотрели, как на урода в средневековом цирке. Бледные пальцы скользнули в протянутую ладонь, по телу Лины пробежала волна страха. Девушка постаралась откинуть все лишние мысли и сфокусироватся на том, что желал увидеть Аро. Пустынный коридор, звуки борьбы, хаос в округе, лица нападаюцих, противник Челси, вампир, который сейчас был в плену, все его попытки напасть на Маркуса, его соратники уходящие через коридор оставляя его на погибель. Снова коридор тишина, только потрескивание огня, становится жарко, вампиры спешащие убратся с горящего коридора, печальные лица Ренаты и Демьена, стук ливня по окнам, ощущение дождя, обгоревшие стены, дезертиры. Большой зал Маркус и Рената. Мысли текли своим руслом, тем временем девушка занялась бессмысленным делом рассматриванием окружающих, голова склонилась на бок, глаза превратились в щелки. Маркус, как всегда спокойный, Кай взвинчинный поведением жены, они слишком контрастировали, чтобы быть братьями. Джейн и Алек вечно невозмутимые двойняшки, Феликс похожий на скалу и Кристиан, который снова улыбался, Анжелина раздраженно фыркнула. И что же его так позабавило, взгляд алых глаз метнулся к Аро, секунду она смотрела в такие же  глаза, за которыми скрывалась мудрость столетий. Пролетали мгновенья, одно девушка знала точно от Аро ничего утаить, да и нечего было.

Отредактировано Angelina Volturi (2011-05-23 22:26:48)

+5

39

Глядя на всю происходящую картину, хотелось что-то сделать. Но увы, приходилось помалкивать. Неожиданная несдержанность Афинодоры несколько удивила Джейн. Даже не сам выпад, а то, что он был под авторством Афи. Девушки, которая всегда была примером идеального поведения, заслуживающего уважения. Но теперь... Трудно было даже предположить то, о чем думал сейчас Кай. Аро же оказался благоразумным, как и всегда и не стал ничего комментировать по поводу некорректного поведения. Тем самым, он не отвлек внимания от главной цели данного собрания.
Что же, у всех случаются неудачные моменты. Но в любом случае, это не заслуживало особенного внимания и поводов для обсуждения. Сейчас слишком важны были другие ньюансы. Которые сейчас и прибыли в главный зал. Джи бросила безразличный взгляд на вновь прибывших. Неужели.. Феликс привел гостя. Как всегда, Фил сама невинность, - усмехнулась Джейн, взглянув на Феликса, вставшего неподалеку.
Внимание зала было приковано к Анжелине, которая напрявлялась к Аро. Наверняка, в повествовании будет много интересного. Возможно, сейчас будет ясна вся картина произошедших событий. Уж слишком долго они ждали этой правды. Джи в напряжении застыла. Каждое движение казалось длилось вечность. Что труднее всего сейчас? Узнать правду и разобраться во всем было первостепенным. Никто не ожидал такого подарка, еще и с доставкой на дом. Оставалось ждать того, что произойдет. Правды, либо еще большего заблуждения.. В нетерпении, Джейн затаила дыхание.

офф|как-то так...

сори за такое количество, сами знаете поч

+3

40

Маркус давно утратил всякий намек на эмоции, но сейчас на его лице промелькнуло выражение не удивления, а легкого интереса. Поведение Афенадоры было занятно и вполне заслуживало пристального внимания, которого удостоилась и Дайдима, вторая и последняя из оставшихся теперь жен глав клана. Ее поведение хоть и не имело потенции назваться идеальным, все же не вызывало в Маркусе того немого неодобрения, на которое нарвалась жена Кайуса и даже явилось выгодным отличием ее на общем фоне этой семейной драмы. Утеряв свои эмоции, Маркус ценил сдержанность в остальных представителях клана. Это был некий показатель внутренней силы, который вполне зримо выделял потенциально сильных вампиров для него. Таковым явился и пленник, захваченный вчера и доставленный в Зал на суд Аро.
- Безусловно, - все же соблаговолил сказать то, в чем в принципе не было необходимости, не желая оставлять ответ на вопрос брата неозвученным, условия для пленников веками были неизменны, разве что тюремщики становились все более безжалостны и строги к своим жертвам.
После того, как жены покинули Зал собраний все внимание Волтури сосредоточилось на Анжелине, ступившей в центр. Маркус ждал...ждал, пока Аро не увидит картину вчерашних событий глазами непосредственной участницы. Он ждал реакцию Аро, жаждал уловить первые милисекунды, когда еще возможно будет что-то прочитать на его лице.

+2

41

Афена тихо извинилась, опустив голову. Как же хотелось довести её до комнаты, лишь бы не присутствовать там, где тебя уже ничто не держит. Вся информация будет получена в свое время и этим займется Аро. Его же присутствие в зале равносильно тому, что его вовсе не будет в зале. Он ничто не потеряет, т.к потом все равно узнает все то, что ему нужно. Либо от Аро и Маркуса, либо от кого-то ещё, но информация будет все равно получена. Кай смотрел на жену таким странным взглядом, который так несвойственен ему. Он пытался её защитить, но из-за сдержанность, вечного желания скрыть все то, что творится внутри, для всех это выглядело как защите собственного "я" и прелюдно унизить жену, показав ей, что он перегнула палку. Это никто не успел увидеть, он успел стать прежним. Холодным, спокойным и сконцентрированным на том, что ему больше всего нужно. На данный момент для всех, это получения информации относительно того, что произошло в замке.
Жены были выпроважины из зала. Для полной убедительности в этом, им было дано некое "задание", нарушив которое они могли так же понести некое наказание, которое нес любой ниже стоящий вампир. Кай лишь еле заметно кивнул головой Дидими, при этом делая шаг в сторону, чтобы не стоять у той на пути. Он знал, что ему не надо волноваться за Афену. Та знает, что наступит время и он все равно найдет её, чтобы поговорить. А сейчас оставалось лишь ждать, как ей, так и ему.
В зале начались новые движения. В зале появились ещё трое. Кай на доли секунды задержал взгляд на новеньком, тот похоже быстро освоился. Его улыбка заставила Кая всмотреться в лицо Дебюси. Все происходило быстро, даже слишком быстро. От чего Кай просто скользил взглядом по тем, кто присутствовал в зале. В конечном счете взгляд был остановлен на Аро, который подозвал к себе Анжелину. Почему-то это вызвало ухмылку, мысленную ухмылку у Кая. Если бы он сам знал причину своего внутреннего поведения, то возможно не стоял сейчас в этом зале, а воплощал ответы в реальность, либо пытался бы от них избавиться, чтобы остаться при том, что уже давно получено. Когда Аро коснулся руки вамирессы, Кай посмотрел на Маркуса и, невырожая никаких эмоций, просто развернулся и направился в сторону двери.
Я сейчас все равно являюсь слушателем. Судья - Аро...
Распахнув двери, он вышел из зала. Не повернув голову, чтобы посмотреть на тех, кто решил проводить его взглядом, в которых будут висеть немые вопросы. На то они и немые, чтобы на них не давать ответы. А он пока разберется со своей женой, которой надо будет много объяснить и поставить на новое место. Стоит ли выпроваживать Дидиму из комнаты? На этот вопрос он получит ответ непременно в комнате, когда увидит состояние обстоятельств.
Не будем зря тратить время. Сейчас оно стало куда дороже, чем было изначально...

---- Покои Кайуса и Афенодоры

+1

42

>>>> Тюремные камеры

Стивен шел подчиняясь движениям стороннего вампира. Сначала его несли, но потом поставили на ноги, предоставив некую свободу действий. Таман в голове навеянный ещё в камерах постепенно рассеивался, когда они миновали длинные анфилады коридоров, он даже сумел запечатлеть мысленнным взором лица охраны, но ничем не выдал того, что его разум просветлел. При входе в зал его лицо все ещё сохраняло отсутствующее выражение. Войдя в широко-распахнутые двери, он вновь очутился там, откуда попал в тюремные камеры. Только теперь этот зал был наполнен вампирами. Голоса, шаги и звуки напоняли пространство, они были тихими, но все же различимыми. судя по напряжению витавшему в воздухе тут была готова разразиться гроза. Одна из вампиресс - красивая и светловолосая негодавала. Однако Стивен застал лишь концовку, когда та была усмирена властным жестом и словом черноволосого вампира. Интуитивно он понял - это Аро, а тот блондин поадаль Кайус, Маркуса угадывать не пришлось, Стив уже имел честь быть с ним знакомым.
Подшлестываемая словами светловолосая вампиресса в сопровождении темноволосой покинула зал. Эти две женщины обладали поистине королевской статью и если бы не выражение холодной и надменной злобы на их бесподобно вылепленных лицах, то он нашел бы их беспрекословно прекрасными, прекрасными настолько, что их не портил ярко-алый блеск хищных глаз. Они вышли, следом за ними зал покиул Кайус.
Напротив Аро теперь стояла вампиресса, которая принимала участие в битве и которой сам Стивен, не подчиняясь собственной воле помогал тушить пожар. Он смотрел, квк она смиренно и выжидательно протянула руку в сторону брюнета. Все чего то  ждали, подчинившись всеобщему настроению, Стивен так же выжидал. Он словно слился с теми двумя, кто привел его сюда.

0

43

Алек Волтури

Алек, стоявший неподалеку от сестры, пока не шевелился. наблюдая за тем, что происходит в зале. Затем, проследив, как королевы покинули помещение... теперь две, всего две королевы. Нельзя сказать, что смерть Сульпиции пронзила его сердце, но это плевок в сторону Волтури изрядно разолил его. Вампир безмолвно взирал на Феликса и Кристиана, которое притащили с собой это отребье. Жалкий белобрычый вампир являл собой отщепенца, словно выллянивший на солнце, он был безлик в своем водопаде светлых волос. Алеку стало до нестерпимого противно.  Кайус сказал свою речи и удалился из зала, Анжелина, казалась потерянной в кругу того огромного пространства, стоя с протянутой рукой в сторону Аро, который словно выжидал, прежде чем взять её ладолнь в свою.
Алек чуть склонил голову к сестре - Я вернусь, его голос прошелестел совсем тихо. Отступив практически бесшумно, он покинул зал. Его сердце было преисполненно ненависти.

>>>>> Гостевые покои

0

44

Аро не понимал и, в принципе, не хотел понять, чем вызвана задержка, в чем причины той растерянности и испуга, которые были видны на лице Анжелины, испугавшейся приказа так, словно бы именно она была причиной пожара, точно бы это ее руки чиркнули спичкой и породили пламя. Невольно возникало ощущение, что каждый из собравшихся в зале был намерен испытать его терпение на прочность. Всякое радушие готово было испариться с лица вампира то, словно бы его и не было никогда на этом бледном мраморном лице. За время ожидания повиновения от Анжелины в зал успели привести пленника и успели появиться другие вампиры, которым надлежало быть здесь и нигде больше. И только потом, после череды смен эмоций, девушка наконец-таки сделала первый шаг – столь долгожданный и столь желанный.
- Наконец-то, – с вновь выползшей змеей на губы улыбкой тихо, немного иронично произнес Аро, наблюдая исключительно за Анжелиной, вложившей свою руку в его и предоставившей ему то, что он желал: свои мысли и воспоминания. Он методично отбирал одно и откладывал другое, он листал события как страницы в книге, он просматривал лица как фотографии в альбоме, он ощущал те же эмоции, словно бы они были отголоском его собственных. Теперь он знал, теперь он видел то, что происходило здесь, в его замке, в их доме. Он знал в лицо каждого, кто посмел ступить в их замок и кто посмел замарать их историю. Но в воспоминаниях Анжелины не было причин… К несчастью, Аро знал, кто мог знать правду, равно как и знал то, что теперь она эту правду сообщить ему не сможет. Сульпиция ушла, унеся с собой ответы. Вампир позволил руке вампирессы соскользнуть с его, давая этим понять ей, что она сделала все, что от нее требовалось. Взгляд зацепил удаляющуюся спину Кайуса, а затем обратился к Маркусу. – Отрадно видеть, что не все Волтури забыли, что значит честь, – как бы между прочим заметил Аро, плывущей походкой устремившись к пленнику, который словно бы слился со своими стражниками. Он не был источником информации – Волтури уже знал это, и его как будто бы нежное прикосновение к скрытому волосами с глаз публики лицу вампира было лишь ради того, чтобы лишний раз подтвердить собственные мысли и догадки. Орден не позволил бы остаться в живых в плену тому, кто знал бы больше положенного. Мысли этого вампира были скудны и неинформативны. – Оторвите ему голову и сожгите, – с отчетливо слышимой злобой в словах произнес Аро, обращаясь к Феликсу и Кристиану, но не смотря на них, по-прежнему всматриваясь в лицо ставшего ненужным вампира, словно бы еще надеясь увидеть что-нибудь хоть сколь интересное. А затем, как будто бы увидев что-то мерзкое, Волтури, поморщившись, отвернулся и отошел ближе к Маркусу.
В зале и в замке не осталось теперь ничего и никого, кто и что могло бы отвлечь его от вампира, которого привели Джейн и Анжелина. Вампира, который явственно демонстрировал свой страх. Это, даря ранее немыслимое наслаждение, начинало раздражать – ему хотелось порядка, подчинения и силы. Не только своей, но и подчиненных, которые жались друг к дружке подобно испуганным щенкам на бойне. Возвращение в Вольтерру было окутано флером неприятностей и неприятных ощущений, как бы ни хотелось этого не замечать. В прочем, не замечать это было легко.
- Джейн, подведи его, – без излишней театральности приказал Аро и, стоило вампиру оказаться в достаточной близости от него на коленях, обхватил его лицо руками, стремительно проносясь по всем воспоминаниям последних часов, впитывая их, поглощая как нечто ценное, злясь от увиденного и не выдавая при этом собственных эмоций. Выражение лица Аро осталось неизменным – лишь взгляд, устремившийся чуть выше головы вампира, не предвещал ничего хорошего. Волнение… забытое чувство вспыхнуло внутри после увиденного и услышанного. Этого не могло быть – он не мог искать ее здесь. Если только…
- Этого не убивать, Ваншек. У Аро должны быть глаза.
Волна лютой ярости захлестнула вампира с головой. И он, поддавшись ей, со злобным рыком резко дернулся вперед, вырывая испуганно смотрящие на него снизу вверх глаза вампира и отшвыривая их в сторону – отскочив от пола как мячики для пинг-понга, они подкатились к ногам вампиров как слепые напоминания о случившемся. Другим напоминанием были завывания ослепшего, но еще живого вампира, стоящего на коленях перед своими владыками и удерживаемого хрупкой Джейн. Аро с минуту взирал на него – о вспышке ярости напоминали только недовольно поджатые губы и холодные алые глаза. – Если у тебя, мой дорогой Брат, к нашему осведомителю вопросов нет, то мой вердикт... – взгляд обратился к Джейн, - убить.

+5

45

На протяжении всего времени все с замиранием сердца наблюдали за тем, что происходит в стенах главного зала. Для каждого было не в первой наблюдать за подобного рода спектаклями. Это было что-то вроде обязательной составляющей каждого собрания. Но этот случай был особенным, иными словами по-особенному трагичным.
Оторвите ему голову и сожгите.
О, я думала самое интересное будет в конце, - промелькнула насмешливая мысль у Джейн.
Джейн, подведи его, - приказал Аро. Девушка незамедлительно направилась к вампиру, которого Аро, увы, не пощадил. Что-то в его мыслях наверняка могло его расстроить.
Услышав приказ, Джейн незамедлительно направила свой взгляд в сторону приговоренного. Взгляд ее алых глаз обвел зал и остановился на жертве. С этой секунды мир словно растворился. Больше словно не существовало границ между стенами этого замка. Больше не было присутствующих, наблюдавших за каждым движением. Взглянув в его испуганные глаза, Вольтури не увидела в них привычный для всех страх, затаившийся где-то глубоко. Возможно даже какие-то эмоции, которых он не мог позволить себе выплеснуть. Он поступил так, как считал нужным. Сказал правду? Увы, решать его дальнейшую судьбу во власти лишь одного в этом зале.
Улыбнувшись уголком губ, девушка привычно пронзила взглядом вампира, который в тот же миг был сражен невыносимой болью, проходящей через все тело. Легкий ветерок, гулявший по залу прохладой касавшийся кожи, был единственным, что можно было почувствовать. Мысли растворялись в пространстве. Невозможно было проследить ни единой эмоции на идеальном лице Вольтури. Лишь особенный блеск алых глаз выдавал особенные чувства. Каждый такой вампир был словно прочитанной книгой, которая через несколько мгновений больше не будет ничего значить. Пронзая взглядом вампира, девушка видела, как он становится слабее. Так, теперь нужно сделать все быстро, к сожалению оперативно и без эффектов. Дождавшись нужного момента, Джейни отвела взгляд и подошла к извивающемуся на полу от боли вампира. Легкое движение рук миниатюрной Джейн скользнуло по шее несчастного и в один миг его тело, отделенное от головы превратилось в обездвиженную статую.
-Упс, - выражение личика Вольтури было вполне самодовольным, - Что же, хоть один отплатил.

***|прошу прощения у всех игроков за стол долгую задержку. пост не из лучших, долгое время не писала, времени в обрез было...буду исправляться

+3

46

Гостевые покои

Демиан стемительно шел по коридору, стараясь не обращать внимание на болтовню Джульетты, которая ему в целом уже надоела. - Как можно не понимать, что все твои привычки и законы по которым тыпривыкла жить, остались в прошлом. Он уже не тащил её за собой, так же как и не собирался разъяснять этой девушке, что приемлемо, а что нет, оставив это для Джейн, которая страсть как любила "поусить" новичков, получая от этого поистине садисткое удовольствие. - Пойми наконец, что теперь для тебя началась совсемдругая жизнь. Он резко остановился перед закрытыми дверьми главного зала, распахивая их и пропуская Джульетту впереди себя, Алек шел следом, его лицо как всегда выражало пренебрижение и скуку. Та ярость, которая отразилась в нем уже ушла и только поджатые губу и скрещенные на груди руки говорили о том, что Алек недоволен. Демиан прошел в зал как раз в тот момент, когда голова незнакомого светловолосого вампира, который учавствовал в нападении на замок, упала к ногам Джейн, лицо которой озарила улыбка. Все это действие ей доставляло поистине несравненной удовольствие, Демиан  криво улыбнулся, при виде миниатюрной блондинки, которая уже заняла свое прежнее место. Он подтолкнул Джульетту к остальной челяди, которая стояла чуть поодаль от ближайшего окружения Владык и встала недалеко от Джейн - Как всегда великолепна, произнес он, проходя мимо и пропуская Алека, который как всегда поспешил занять место рядом с сестрой. Родные брат и сестра такие одинаковые внутренне и такие разные внешне - Алек высокий и темноволосый, Джейн миниатюрная блондинка с тонкими чертами лица, похожая на ангела, но внутри чудовище - кравожадный монстр, нагоняющий страх и ужас даже на обитателей Вольтерры. Демиан восхищался ею, как и остальными приближенным к владыкам. Он не оставлял надежды когда нибудь облачиться в темно-серую мантию этого круга, стоять наравне с Феликсом, Джейн, Алеком, Деметрием, Ренатой... Он вновь вспомнил о Ренате, которой не было в зале. Нехорошее предчувствие вновь накрыло его. То, что её не было - означало одно, а именно то, что она находится в нижних покоях под замком. Одна странность бросилась в глаза - в зале не было Кайуса. Он ещё раз обвел глазами присутствующих, Аро, Маркуса.. Кая не было. Необычность ситуации, такого ещё не происходило, как правило в зале всегда присутствовали трое, особенно если произошло нечто важное, более того, Кай никогда не отказывал себе в удовольствии вершить суд или наблюдать за тем, как казнят, но сейчас этого светловолосого вампира не было .

+1

47

--гостевые покои
Девушка следовала за Демианом, пытаясь меньше отвлекаться на такой не обычный для неё интерьер замка. Каждый коридор, каждое помещение ранило её, напоминая о том, что свобода, которой она не так уже и давно обладала, растаяла подобно дымке.
Она смотрела в пол не желая поднимать взгляд на население замка, или своего проводника. Казалось, что она вот-вот заплачет от собственного бессилия. Нет, она знала. Что может заставить Аро принять решение о её освобождении. И он до конца будет верить, что сделал это сам. Но тут же вспоминалась девочка из Форкса. Девочка, которую она знала всего два дня и из-за которой, собственно, и попала сюда.
- Как можно не понимать, что все твои привычки и законы по которым тыпривыкла жить, остались в прошлом.
Прошлое. Его слова эхом повторились в до сих пор затуманенном сознании вампирши. Было странно осознавать, что вся её сознательная жизнь до вчерашнего дня так резко  стала прошлым.
Обращение, служба в испанском клане, предательство. Плен у Волтури, побег, свадьба, поездки, развод, Форкс…Это всё бурным калейдоскопом пронеслось в памяти, заставляя вспомнить все свои успехи и неудачи, всё горе и всю радость, всю жизнь…
- Я ошиблась…-, тихий и нежный голос казался отстранённым. – Я действительно думала, что ты поймёшь меня. Не найдя в твоих глазах того, что присуще всем Волтури, кроме Ренаты. Её глаза тоже показались мне другими, более тёплыми, ещё не лишёнными чувств. Тогда, двести лет назад, когда я впервые встретилась с Волтури. Но я ошиблась.
Она шла немного впереди. Увидев двери в зал собраний, единственное в замке знакомое ей место, девушка глубоко вздохнула и подняла голову.
Проходя мимо большого зеркала на одной из стен, она скользнула взглядом по своему отражению. Совершенно иная. Чёрные локоны, золотые глаза, белое платье и значок на шее. Она не вписывалась в общий фон этого места. Демиан открыл двери в зал. Его фраза заставила улыбнуться.
- Я знаю, почему тебе так сложно понять меня. Я вижу в твоём взгляде преданность клану и не собираюсь, как большинство винить за это. Скорее всего ты здесь с самого момента обращения, а значит, они учили тебя жить в твоей новой сущности и стали для тебя семьёй, а преданность семье – это чудесно. НО я другая, я знаю что такое предательство семьи, одиночество и свобода. Я уважаю тебя и не хочу причинять проблем, но изменить себя увы не могу.
После этих слов они вошли в зал, где Джул остановилась около массы людей в серых плащах, на фоне которых её белое платье и золотые глаза казались диковинкой. Взгляд с любопытством скользил по присутствующим и в конце концов остановился на Аро.

Отредактировано Julliette(Nicole) Debussy (2011-08-14 19:29:19)

+1

48

Маркусу казалось, что он уснул вечным сном, продолжая при этом существовать, но перестав осознавать все происходящее вокруг, которое все меньше и меньше волновало главу клана. Более заслуживающим внимания казалось это беспечное бегство Кая вслед за утерявшей всякий здравый смысл женой. Кайус и собственная жена сейчас представлялись ему няньками при капризном ребенке, бросившись утешать его после очередного нервного срыва. Ему была безразлична Афенадора и он глубоко надеялся, что ей также как и всем остальным была безразлична Сульпиция из-за которой она разыграла весь этот спектакль перед собравшимися членами клана. Истеричный вздор и ничего более. Хотя возможно эта реминисценция сыграет и положительную роль, позволив некоторым увидеть, что и в старейшинах продолжают кипеть эмоции и прорываются сквозь толщу ледяного спокойствия…редко.
У кого-то они остались, да. Но Маркус был рад отметить, что Аро столь же безразличен ко всему происходящему, как и он. Страданий брата по погибшей супруге он бы не вынес, подобное наблюдать способен только сочувствующий и сопереживающий, Маркусу это было бы противно.
- Честь сложно сберечь, Аро, не всем дано искусство самообладания, - с усмешкой не подобающей ни времени, ни месту, Маркус вальяжно восседая на парадном троне, вел привычную светскую беседу, не принимая в расчет того, что вокруг летали головы и глаза неудавшихся источников информации. Они были бракованы, а потому малоинтересны.
- Пожалуй, стоит почтить память Сульпиции, - задумавшись ненадолго над правомерностью собственного заявления, Маркус так и оставил свою мысль неоконченной, не став озвучивать то, что Аро мог бы понять и без лишних колебаний воздуха пустыми звуками. В глазах Вольтерры он был скорбящим супругом, лишившимся своей любви. Положение обязывало соблюдать видимость.

+4

49

Как всегда, Аро решал подобного рода проблемы такие, как вампир из числа нападавших, довольно быстро. Одно легкое прикосновение, касание в несколько секунд и вот уже вся подноготная Стивена лежала перед ним как на ладони. И если перед этим руку Анжелины он сжимал с едва видимым удовольствием, то руку же этого вампира, он принял бризгливо, словно касался грязи. Собственно говоря, этот лишенный воли вампир скорее сейчас напоминал набитый соломой тюфяк нежели представителя детей ночи. И все же касание принесшее свои плоды и приказ в сторону Джейн, "малышка" как всегда легко и с удовольствием справилась со своей задачей, свернув шею неугодному. Тело мешком повалилось на пол, голова откатилась, но все ещё продолжала жить, намереваясь вновь воссоедениться с телом. Пока Маркус продолжал неспешную беседу с Аро, а вновьприбывшие заняли свои места, Феликс подошел к ещё "живым" останкам светловолосого вампира и схватив в одну руку тело, а в другую голову за волосы, оттащил разрозненные части к камину, там уже предупредительно минутой позже один из вампиров свиты разжег огонь. Волтури кинул в огонь тело, голова же осознав, что сейчас произойдет, открыла рот в немом крике. Яркая впышка от сгораемой плоти и голова полетела следом, огонь поглотил все мгновенно. Специфический запах паленой плоти хладного тела наполнил пространство, Феликс поморщился, как только его обаняния достиг это запах. Он отошел от камина, где потрескивая уже дотлевала плоть и вернулся на прежнее место.
Внезапно дверь в зал снова распахнулась и ворвался один из свиты, облаченные в светло - серую мантию. - Владыки! Его взгляд метался с Маркуса на Аро и обратно,  там, на улице, там бессмертный младенец. Он попятился обратно к двери, как будто опасался гнева владык за то, что принес плохую весть.
Феликс посмотрел на Аро, как всегда мгновенно понял молчаливый приказ и давая знак Анжелине двигаться за ним, вышел из зала, прихватив того, кто принес весть о младенце.
Улицы

+2

50

Всего мгновение, именно этого маленького отрезка времени хватило, чтобы все мысли, которые были в голове у вампирши стали известны владыке. Это не могло не приводить в некий восторг, но в тоже время эта способность пугала, заставляя отметать все неподобающие мысли, подавлять любые возможные планы побега. Но не это сейчас было самым главным, как только рука господина перестала касаться руки Анжи, девушка поспешила отойти из поля зрения. Какой-то животный страх завладел разумом девушки, то, как Аро смотрел на пленника, не предвещало ничего хорошего, для последнего. Хоть и в мыслях Анжелина желала смерти этому нечестивому, посмевшему напасть на Вольтеру и её древних обитателей, какой-то частицей души она его жалела. Его бросили свои же, оставили на растерзание те, кому он доверял. Всего одна фраза, приказ, который изменил судьбу бедолаги. После того как владыка нашел в мыслях пленника все, то, что было ему нужно, Джейн не стала медлить, если у кого-то эта миниатюрная девушка вызывала благоговейное чувство, у Лины Джейн Волтури вызывала только страх и некое отвращение. Как так можно они обвиняют других, они вершат правосудие по законам, которые сами придумали, темно алый взор, потускнел, на улицах Вольтерры собралась гроза. Анжелине сейчас уже было не до фраз брошенных в окружение, и тем более не до вампиров входящих в помещение. Все потеряло смысл, в голове девушки крутилась только одна мысль. Их правосудие не столь праведно как они думают, сколько еще нападений будет на Вольтерру, а сколько из их переживу я? Для девушки было ясно одно, она в Вольтерре до тех пор пока они чтят законы. Как только это перестает быть их главным приоритетом Анжелина уйдет, даже под страхом смерти.  Так, стоп, что за мысли? Ты же заешь, что еще парочка таких бредовых наставлений и ты разделишь участь того вампира, который между прочем сейчас догорает в камине! Анжелина еле заметно содрогнулась делая шаг назад, внезапно дверь в зал открылась на пороге оказался член свиты.
- Владыки! - Его взгляд метался с Маркуса на Аро и обратно, -  там, на улице, там бессмертный младенец. Голос неизвестного Анж вампира потонул в звоне её мыслей. Младенец! Бессмертный младенец. Внутри, что-то перевернулось, ужас подкатил к горлу. Нет она не боялась детей, ей внушало страх то, что её могли послать ликвидировать это дитя, а этого она сделать не могла.  Ни при каких пытках. Её собранности еле хватило, что бы заметить еле уловимый жест Феликса, который приказывал идти за ним. Поклонившись, Анжелина последовала за безмолвным вампиром. В голове билась всего одна мысль, в глазах первый раз за многие сотни лет появилась паника. Я не могут тронуть ребенка. Не могу.
===>Улицы

+1

51

--гостевые покои

Челси размеренно шла по зади остальных вампиров, но не потому, что опасалась идти первой, просто девушке было о чем по размышлять; ей хотелось по наблюдать... Прежде чем использовать свой дар на Джульетте в очередной раз, необходимо было понять девушку, увидеть в ней слабину, через которую и нужно действовать. Глупо верить, что коль ты обладаешь каким-то даром, то достаточно просто подумать и он подействует. В случае дара Челс, обычной сосредоточенности и желания достаточно лишь при разрывании уз. Но коль ты хочешь кого-то с кем-то сплотить - необходимо познать тех, на ком применяешь способность. В данном случае это была Джульетте, лишь ее вампирша не знала, с остальным же кланом было проще - слишком давно она их знает, слишком часто испытывала на них свой талант.
  Вот и сейчас, войдя в зал собраний и склонившись пред Владыками в знак приветствия и почтения, девушка скользнула к одной из колон и ее цепкий взгляд прошелся по всем присутствующим, словно проверяя: "все ли так, как должно быть". При этом она ни на долю секунды не упускала из виду ту, что пришла сама и теперь сомневалась в правильности своего решения. Глупенькая, не сопротивляйся мне и я облегчу твою жизнь. Та дорого, что ты пытаешься выбрать - ведет в ад. Чем больше ты будешь сопротивляться - тем хуже для тебя... Надеюсь, ты это быстро поймешь...
Владыки! - тем временем раздался голос Феликса, и Челс с удивлением отметила в них нотки панике, -  там, на улице, там бессмертный младенец. - удивленная Челс смотрела то на гонца, то на владык и судорожно пыталась понять: что же за идиот осмелился на такое?! А вот Филу и Анжелике уже было не до этого, они отправились его устранять... Заинтересованная вампирша глянула в сторону Владык и, получив утвердительный ответ, двинулась следом за только что ушедшими. Надеюсь, что пока я буду отсутствовать, новенькая не выкинет ни каких фокусов...

===>Улицы

+2

52

Они его утомили. Они все его зверски утомили. Аро медленно развернулся лицом к Маркусу: взгляд вампира не выражал ровным счетом ничего – все его мысли были заняты визитом Ринальди. Не закончившей свой век супругой. Однако…
- Да, ты прав, брат, – с узкогубой улыбкой ответил Аро после того, как выдержал трагичную паузу: пусть для всех она будет намеком на скорбь, пусть и скорбел он не по Сульпиции. – Почтим память так, как того требуют традиции, – он услышал, как в зал вошли Демиан и Джульетта. А затем звук быстро приближающихся шагов.
Аро нахмурился и, словно бы через не хочу, вновь обернулся лицом к залу. Вампир в светло-серой мантии пал перед ними на колени, страшась их, боясь произнести вслух то, что должен был произнести. Они все так глупы. Все так ничтожно глупы, что неимоверно раздражали утомленного событиями Аро. Сообщение не стало неожиданностью – оно лишь напомнило об их обязанностях. Взгляд вампира переместился на Феликса. Его верного Феликса, который выполняет работу точно и быстро. Он понял. Он конечно же понял немой приказ, который поспешил исполнить. Пока эта проблема отпала сама собой. Смотреть на них нужды больше не было, поэтому Аро вновь обернулся к Маркусу. А затем медленно поднялся на пьедестал, где стояли три тона. Занять которые могли сейчас лишь двое. Уход Кайуса не понравился – он был неправилен.
- Джейн, – властный голос Аро разнесся по помещению и отозвался эхом под сводами зала. – Я хочу, чтобы ты взяла Джульетту и отправилась обратно к Калленами. С приглашением, – вампир как будто бы тяжко вздохнул, - на поминки моей супруги. Приглашение всегда значило приказ. Напоминать об этом не стоило. Демиан – приведи Ренату и проследишь за подготовкой к поминкам. Все остальные могут быть свободны.
Он ждал, когда они все уйдут. Ему сейчас нужен был только Маркус.

+6

53

- Ты тоже скоро ощутишь сладкий вкус преданнности Волтури. И  поверь - это будет та сладость, от которой порой так тяжело отказаться. Сладость власти - тихо проговорил он в ответ на реплику Джульетты, прежде чем оставил её. В зале царило тяжелое настроение, все ещё чувствовалась гарь. Аро с тем странным выражением на лице, которое не покинуло его. Демиан был готов поклясться, что тот уже придумал изощренный план мести тем, кто посмел напасть. Маркус предложил постить память Сульпиции, как само собой разумеющееся и вампир не сомневался, что это будет нечто такое, о чем потом будут вспоминать долго и со вскусом смаковать подробности.
Внезапное появление одного из стражей прервало манотонность происходившего в зале - в городе появился бессмертный младенец, под носом у Волтури. По лицу Феликса скользнула тень и оно приобрело хищное выражение, полу его мантии взметнулись, когда он коротко отдав приказ Анжелине следовать за собой покинул зал в сопровождении стража. Челси, как постоянный наблюдатель за исполнением приказов, последовала за ними. Демиан проводил их взглядом, потом снова посмотрел на владык, которых казалось не смутило это сообщение. Для них сейчас стояли проблемы гараздо важнее, чем появление младенца, они прекрасно знали, что Феликс справиться с проблемой.
- Привести Ренату, эхом за Аро повторил Демиан обращенные к нему слова. - Конечно господин! Вампир удалился в покои, где дожидалась своего часа "сестра". Надеясь, что внутреннее беспокойство не отражается на его лице, он вышел из зала.

>>>> Тайные покои.

0

54

Вся эта вечная дискуссия, тянулась уже довольно длительное время. Мелькали калейдоскопом события, присутствующие. В зал неспешно вошли Джульетта и Демиан.
Хм, пора бы уже смириться, а не строить из себя негодование, - подумала Джи, глядя на Джульетту.
Когда казалось, что ни конца ни края нет и не будет, всеобщую идилию прервал вопль вампира, ворвавшегося в зал собраний.
-Еще один прибежал скрасить наши "серые будни"...
Джейн неодобрительно покосилась на вбежавшего.Выглядел он довольно взволнованно. .
- Владыки! Его взгляд метался с Маркуса на Аро и обратно,  там, на улице, там бессмертный младенец.
-А я уже думала, что это та самая кучка жалких бездельников решились вернуться обратно и сдаться с повинной... - Джи разочаровнно проводила взглядом Феликса и Анжелину, которые не медля отправились разбираться в ситуации. Я верю в тебя, Фил
Джейн, – властный голос Аро разнесся по помещению и отозвался эхом под сводами зала. - Девушка мгновенно переключила все свое внимание на Аро. Неужели они сами не справятся, - думала она.– Я хочу, чтобы ты взяла Джульетту и отправилась обратно к Калленами. С приглашение на поминки моей супруги.- Чувства, которые сейчас нахлынули на Вольтури было трудно описать. Это как некий гром среди ясного неба.-К этим? Опять? С Джульеттой? Скажите мне, что это шутка, - но, шутить Владыка не был намерен. Джейн прекрасно понимала, что это очередное задание, которое должно быть выполнено безупречно. Кивнув Вольтури, вампирша направилась к выходу.
-Чудненько, мне будет помогать тот, кто и представления не имеет что из себя представляют поручения...
==Форкс. Дом Калленов.

0

55

Всё застыло, остановилось. Исчезла былая спешка, окружавшая их целыми днями. Спешка, которую все они называли таким простым словом – жизнь. Девушка, до этого бурно сопротивляющаяся и бросающая вызов всему, что её окружало, остановилась. Она спокойно осмотрела помещение. Теперь её не интересовали ни причина, по которой Джульетту притащили в зал, ни откровенно рассматривающие её, подобно игрушку на витрине, вампиры.
Естественный интерес переборол бунтарскую волну, которая лишь минуту назад с головой накрывала Дебюсси. Дебюсси…
Почему она всё ещё называла именно эту фамилию, ведь каждое её упоминание ранило, не давая забыться. Но она добровольно терзала себя, ведь душевная боль навевала воспоминания, которые Джули так хотела сберечь.
Девушка вновь осмотрела зал. Неожиданно она встретила взгляд Маркуса. Этот всегда спокойный и величественный вампир внушал ей куда большее уважение, нежели всегда улыбающийся Аро. Возможно, это всё лишь из-за того, что в нём было некое равновесие. То, чего так не доставало сейчас девушке.
И она воспользовалась его примером, Джульетта попробовала отнестись ко всему отрешённо. И, неожиданно для себя, она поняла, что всё складывается к лучшему. Было ли это её решение, или же действие дара Челси, но в любом случае вампирша была довольна.
Голос Аро немного вывел её из раздумий.
Я хочу, чтобы ты взяла Джульетту и отправилась обратно к Калленами. С приглашением, – улыбка озарила лицо девушки, убрав тень печали и сделав её такой же прекрасной, какой она была несколько дней назад, - на поминки моей супруги.
Её не задела даже злобная реплика Джейн. Она с благодарностью посмотрела на Аро, поклонилась и направилась следом за вышедшей вампиршей.
==Форкс. Дом Калленов.

+1

56

Тайные покои

Дата: 15 июля
Время: утро

Шепот и шелест плыли за ней по коридору, четкие как один шаги охранников позади. - Глупцы, неужели они подумали, что я могу убежать, сделав подобную глупость я  тут же подпишу себе приговор. Нельзя убежать от Волтури, нельзя убежать от Диметрия. Она едва ли не иронично усмехнулась проходящей ей навстречу вампирессе из более низшего стояния на иерархической лестницы. Та с любопытством осмотрела Рнату с ног до гоовы, словно стараясь запомнить это образ. - Конечно, надеешься потом рассказать остальным, как выглядела "живая" Рената перед тем как Аро оторвал ей голову. Не дождешься! Рената злобно взглянула на девушку и хотя та и не была ни в чем виновной, Рената готова была ей растерзать лишь за один дерзкий взгляд. Спустя все эти часы, к ней наконец вернулось её спокойное самообладание и холодное величие. Она оттеснила вампирессу со своего пути и прошла к закрытым дверям зала, которые тот час распахнулись.
Сквозь окно, выложенное мазайкой, которое было в потолке, на середину зала спускались солнейные лучи жаркого итальянского солнца. Пылинки кружили в этом скопище света, который словно софит на сцене подсвечивал круг в который возможно предстаяло ступить Ренате.
Аро и Маркус были на месте, они ждали. Вампиресса склонив голову переступила порог зала, её руки безвольно висели по бокам, повернутые ладонями вовнутрь. Двери за её спиной захлопнулись, отсекай тех, кто был в огромном помещении от остального мира. Тишина - вот что сейчас наполняло пространство. Тишина и молчание сгучались как сладкя патока. Она шагнула, звук собственных шагов показался ей далеким, как эхо. Каменные отшлифованные веками плиты, стык в стык плотно лежали с друг - другом. Всё это Рената отмечала автомотически, оттягивая момент, когда ей предстоит произнести слова.
- Владыки, голова Ренаты так и оставалась покорно склоненной, она не знала, что ещё ей произнести, все отрепетиррованные ранее слова казались сейчас бесполезными. Она не осмеливалась поднять свой взгляд на глав Волтури, ожидая того, когда к ней обратятся.

0

57

Холодным взглядом оценивая всех собравшихся, Маркус вальяжно восседал на троне, касаясь губ кончиками пальцев и мерно выбивал какой-то ритм в унисон своим мыслям. Взгляд редко задерживался на ком-то из присутствующих, лишь скользил, прощупывал и отпускал, не находя ничего хоть сколько-нибудь цепляющего, вызывающего интерес. Сообщение о младенце стало некоторым отвлечением мысли и наблюдение приняло иной оборот – реакция собравшихся была неоднозначной. Феликс неизменно радовал своим ледяным спокойствием и готовностью, а самое главное способностью выполнять приказы и улавливать волю владык. Джейн все еще излишне экспрессивна и несдержанна, а вот Джульетт, заслужила чуть более долгий и глубокий, проникновенный взгляд, ее сдержанность оказалась приятна взору, но еще более всего взор главы клана порадовало пустое помещение, почти пустое, Аро не смущал его расслабленность своим присутствием.
- Это было не слишком учтиво, - не желая шевелиться, Маркус произнес мысли вслух, коснувшись единственно волнующей его сейчас темы, успев сотрясти воздух до появления Ренаты, будучи уверенным, что Аро уловит суть обращенных к нему слов. Поведение как Афенадоры, так и Кайуса было в корне неверным. Но сейчас появилась возможность отвлечься от этих мыслей, когда Рената вошла в зал, замерев с поникшей головой в центре. Маркус поймал взгляд Аро, безмолвно вопрошая, какая участь ожидает провинившуюся. Не ему было принимать подобное решение, но… Волтури поднялся с трона, намеренно медленно и бесшумно скользнув к вампирессе, обходя вокруг и останавливаясь за спиной, с интересом во взгляде, который когда-то мог бы явиться похотью, склонив голову на бок, осматривал ее как музейный экспонат, словно оценивая стоимость. Коснулся ладонью шеи, удерживающей склоненную голову, проведя линию указательным пальцем от волос до первого позвонка, наблюдая как под сильным нажимом кожа покрывается мелкими трещинками, которые тут же снова становятся невидимы, будто и не существовали. Маркус отвел взгляд от Ренаты, сосредоточившись на Аро и его решении, так и не убирая руки, в любой момент готовый, сломать эту шею и кинуть к ногам брата голову провинившейся.

+4

58

Обоняние раздражал запах гари. Запах столь омерзительный в своей неестественности под сводами зала, что Аро, расслабленно сидя на троне с идеальной осанкой, еле заметно морщился, в прочем, умиротворенно прикрыв глаза, спрятав тем самым эмоции, которые по неосторожности могли промелькнуть во взгляде. После ухода Кайуса тогда, когда уходить ему не требовалось, стоило быть осторожным. Внимательным. Долгожданное уединение: тишина, воцарившаяся в зале, казалась нерушимой как стена. Она была приятна. Она заставила уголок губ приподняться в намеке на улыбку, пусть в голове до сих пор было слышно эхо секундной вспышки гнева. Предатель. Среди Волтури. Среди тех, кто поклялся в верности. В прочем, после инцидента с Калебом, за которым был отправлен Джакомино, удивляться не приходилось. Их визит в Форкс – отвлекающий маневр, идеально просчитанный, безупречный… но, какого же было его разочарование, что со своей задачей не справились другие. Что он, покинув стены замка, понадеялся на внимательность вампиров Волтури. Обман: Аро не надеялся и не верил. Но другим об этом знать было не обязательно. За закрытыми дверьми вновь послышались шаги. Дрогнули лишь веки, распахнув алые глаза в тот момент, когда в зал вошла Рената. Недовольство – она знает, что он ей очень разочарован. И причина даже не в том, что она не защитила его супругу. Сульпиция – забавно, он так ее любил, что вспоминает столь же часто, сколь и при ее жизни: редко.
Аро остался неподвижен, наблюдая за вампирессой лишь глазами: холодными и безжалостными. Такими же безжалостными, как и принимаемые им решения. Такими же холодными, как и медленные, грациозные, опасные движения Маркуса. Аро неожиданно рассмеялся: по-мужски хрипловатый смех, в котором не было ни капли веселости, разнесся эхом по залу, не предвещая ничего хорошего.
- Владыки, – повторил он обращение Ренаты, медленно, манерно растягивая гласные в словах, словно пробуя на вкус звучание этого, казалось бы, такого обыденного слова. – И это все, что ты скажешь нам в свое оправдание, Рената? – с отеческой лаской в голосе спросил Аро, положа локоть на подлокотник трона и чуть склонившись в вальяжном полунаклоне, лениво наблюдая за братом и той, кто поклялся охранять его, охранять их, охранять клан. – Все, что скажешь мне? – Волтури самодовольно вскинул подбородок, уничижительно взирая на вампирессу. – Попробуй, должно быть хоть что-то, что удержит меня от того, чтобы не оторвать тебе голову сию же минуту, – безразлично бросил он, сложив руки перед собой словно бы в молитвенном жесте.

+5

59

Заворожено Рената смотрела, как Маркус медленно и не торопясь спустился с возвышения. В её широ-распахнутых глазах читался немой вопрос. Взгляд торопливо сместился на Аро, потом опять метнулся к Маркусу, который уже обходил её. Его движения, наполненные размеренность и какой то надвигающейся неотступностью нагнетали чувства ужаса. Обычно спокойный и безучастный Маркус сейчас преобразился. Он, кто, обычно редко вставал со своего трона в момент, когда решалась чья – либо судьба, он, тот кто только чуть заметным кивком головы обычно подтверждал приговоры, вынесенные Аро, тот, кто казался наиболее лояльным из глав клана, теперь словно переменился. Его взгляд изучающий и скользящий по ней, она чувствовала затылком. Рената крепко сжала руки, пальцы нервно теребили складки юбки во взгляде читался страх.  Она дернулась, когда ладонь Маркуса коснулась её шеи и затем палец, проложив дорожку вверх, на мгновение замирает, у линии волос, что бы потом напомнить о себе сильным нажимом. Думаете вампиры не чувствуют боль, чувствуют. Кожа Ренаты на тм месте, где её касался Маркус покрылась трещинами, разбегающимися в разные стороны словно паутинка, тут же исчезающие и появляющиеся вновь. Её рот приоткрылся, издавая хриплый звук идущий из глубины её горла. Руки было дернулись в попытке остановить это давление, но застыли  у груди с неистовством вцепившись в ворот. Она не посмела дотронуться до рук Главы. Взглад беспомощно заметался по залу, то и дело возвращаясь к лицу Аро. В голове с упорством кузнечного молота билась одна и таже мысль – Волтури не дают второго шанса! Сколько раз она сама повторяла эту фразу таким же несчастным, как и она теперь.  Повторяла с торжеством, которое было присуще королевскому клану и вот теперь, она сама стоит тут в одном мгновении от резкого жеста, который может прекратить её существование.
Аро свободно и даже расслабленно расположился на своем троне, наблюдая за Ренатой с ленивой грацией хищника, который отлично понимает, что жертва никуда не денется.  Мгновения казались вечностью, Маркус за спиной был недвижим, она не слышала ни шороха мантии, ни другого какого-либо звука, подобно мраморной статуе он замер, готовый по единому жесту свершить правосудие.  Казалось, что владыки были спокойны и именно это спокойствие пугало и ужасало. Тихое безмолвное спокойствие, размеренные движения – в это миг не было ничего страшнее этого спокойствия.  Даже гнев, крики были бы не так страшны, как это спокойствие. Её руки теперь сложились в молитвенном жесте, она бы опустилась на колени, но боялась пошевелиться, все ещё ощущая руку Маркуса на своей шее. - Сульпиция сама отослала меня и в этот момент на нас напали. Они появились из ниоткуда, возникли так, словно вышли из стен. Я была в башне и сражалась там, я пыталась спуститься, но мне помешали, а когда я прорвалась, то было уже поздно. Она прекрасно понимала, что все, что она произнесла, было полнейшей чушью, которая не имела никакого смысла для Аро и Маркуса, но что она могла сказать еще в свое оправдание? Что? да, она действительно оаказалась в башне в момент нападения, и действительно старалась преодолеть преграду, которую возвели два незнакомца. Они сражались с Демианом, было нелегко, но когда она прорвалась, то было уже поздно - Сульпиция была мертва и замок горел. - Аро, Маркус... Я всегда служила вам, не давая повода усомниться! Пустой набор ничего не значащих слов – жалкие попытки оправдания, ничтожные звуки собственного голоса. Вот все то. На что она была способна. Её горло сжалось, рот открывался и закрывался, как у выброшенной на берег рыбы.  Дрожь, прошедшая вновь по её телу, отдавалась в коленях.

+1

60

[От лица Маркуса Волтури.]

Страх – это чувство, которое испытывают слабые существа или те, кто не уверен в своих словах и действиях, которые были сделаны до этого. Его прикосновения будили страх в вампире, заставляя её усомниться в том, что она говорит, и в том, что она делала в тот момент, когда произошло нападение на замок. Подобные действия толкают к мысли о том, что Рената все - таки провинилась и должна понести самое ужасное наказание, которое может понести вампир, который находится в охране глав клана. Его голова все также была наклонена, а пальцы скользили по позвонка, периодически слегка надавливая на них, но не разрывая кожу. Взгляд скользну по руке, пальцы которой вцепились в рот, то ли в надежде на то, что он смягчит свою хватку и даст ей шанс оправдаться так, как это надо сделать, то ли в надежде на то, что её смерть не будет настолько примитивна и быстра.
Пока её убивать не стоит, она может понести нам ещё ту службу. Но доверие ей придется заново зарабатывать. Её позиция в клане была слишком высока, что падение с кручи привело к потери важных...
Маркус остановил свои пальцы на середине шеи Волтури, вслушиваясь в слова, которые так судорожно слетали с тонких губ. В голосе сквозила настойчивость, чтобы ей поверили. Она не хотела так быстро пасть в глазах глав. Но вся дрожь, которая скрывалась за настойчивостью, разливалась по всему телу, заставляя колени поддаваться ей.
- Не смотря на приказ со стороны Сульпиции, ты должна была оставаться рядом с ней. Вас могла разделять только дверь, а не коридоры. – его пальцы снова сжались на шее Ренаты, заставляя кожу превращаться в мелкую россыпь трещин. Маркус перевел взгляд с Ренаты на Аро, грустно улыбнувшись, словно весь этот спектакль его уже уморил и хочется поскорее закончился, чтобы заняться другими делами. – Жаль, что мы не в том положении, чтобы убивать всех на право и на лево. – Театральный вздох и пальцы слегка ослабили хватку, давая возможность исчезнуть трещинам. – Что ты испытаешь, если мы тебе дадим последний шанс, но ты уже не будешь находиться на прежнем месте? – Маркус продолжает смотреть на брата, всматриваясь в его глаза и ловя реакцию на слова и предлагаемый вариант того, что можно сделать с провинившейся. – Но до того, как ты узнаешь свое истинное положение в клане, ты проведешь время в полном одиночестве в темнице замка. – его голос все такой же спокойный.

+3


Вы здесь » Сумерки - борьба за вечность » |Замок Волтури| » Зал собраний


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC