Сумерки - борьба за вечность

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сумерки - борьба за вечность » |Дом семьи Каллен| » Территория около дома


Территория около дома

Сообщений 91 страница 120 из 148

91

Аро был как всегда, стремителен и категоричен. Девушке не помогли ни мольбы, ни призывы к миловердию и состраданию. Даже сама мысль о сострадании Аро, казалась смешной и Федикс улыбнулся, обнажая идеально ровные и белые зубу.
Мягкий вкрадчивый голос главы клана, всего лишь мгновение и голова оборотня уже валялась на земле. Как всегда кратко и лаконично закончилась расправа. Сострадание и жалось - сказки для глупцов типа этой невежественной простушки. Феликс уновь улыбнулся, теперь уже уголками губ и подошел к истерзанному телу девушки, поморщился и брезгливо поднял его, подчиняясь приказу Аро. Он небрежно, словно тряпку перекинул тело через руку и понес его следом за главами и их женами. Вскоре лес расступился, открывая поляну перед домом Калленов, темная масса вампиров стройным шагом выплыла из леса и остановилась, ка кпо мановению волшебной палочки. Они были единым механизмом. Оборотни и вампиры, следы драки, два лагеря, которые когда то стояли рядом плечом к плечу, теперь были по разные сторны баррикад. Феликс стоял в темной массе до поры, до времени, припрятывая свой "подарок". Аро заговорил.
Как и следовало ожидать, им тут были мягко сказать не рады. Особенно оборотни, некоторые из них заметно стушевались. Феликс безошибочно выделил Альфу, которого запомнил ещё тогда. Взгляд вампира немного задержался на этом крупном волке и скользнул дальше. - Какое откровение, остатки клана Вилладжио. Мартиника и Лоран. - С усмешкой проговорил он. Тут его взгляд чуть сместился и бровь приподянялась вверх - Джульетта? Когда то она была для Аро лакомым кусочком с интересной способностью. - Она то как сюда попала? Каллены решили устроить вечеринку? Что ж тем хуже для неё.

0

92

Бой остановился, словно бы каждый из присутствующих неожиданно почувствовал опасность, черной тенью надвигающуюся на некогда друзей, теперь противников. Лорантен стоял чуть в отдалении от основной гущи событий. Это была просто очаровательная комедия положений – она заслуживала бурных оваций и аплодисментов стоя. Курьез, да и только. Взгляд алых глаз метнулся к новым участникам событий, которые одним лишь появлением прервали бой. Хотя, они этого, наверное, и добивались – это не сложно было понять, если хоть раз имел дело с Волтури. Но почему-то все было сухо: каждый хранил тишину, оберегал безмолвие – никто, кажется, не ожидал появления третьей стороны. Волтури поставили всех в тупик. Странно – это же было парадоксом. Мир перевернулся с ног на голову. Они были старыми актерами на новой сцене. Только что началась антреприза… Медленные, аккуратные шаги, точные движения, колкие взгляды и самодовольные улыбки, обнажающие смертоносные клыки – они новые актеры этого безумства. Вилладжио горделиво вскинул подбородок, внимательно наблюдая за Аро и Кайусом. Свита его никогда не интересовала – опасность всегда представляют лишь эти два актера, прекрасно играющие свою роль. Он не отреагировал на слова Феликса, напомнив о печальной участи клана. Его так же не заинтересовала и его ноша. Пристальный взгляд наблюдал, пока, словно бы неожиданно вспомнив о существовании еще одной «жертвы случая», не метнулся в сторону Мартиники. Лорантен нахмурился. Он, наверное, как и все собравшиеся, не понимал причин визита Волтури. И сейчас, признаться, ждал ответа на вопрос Карлайла. Даже если он окажется неоднозначным. Как и всегда, в общем-то.

+3

93

Мартиника застыла каменным изваянием, их появлеие словно пригвоздило её к месту. Гнев и ярость, которые она испытывала все это время, пока шел бой с оборотнями, мгновенно улетучился, не оставив после себя ни малейшего следа. Оборотни, Каллены, теперь все стало второстепеным. Те, кто стройным полукругом развернулся перед ними сейчас, эта темная масса, казалось они заполнили собой просторанство перед кромкой леса. Гнев отступил, оставив место холодной сосредоточенности. Мариника вся внутренне подобралась, подобно кошке, готовой для внезапного прыжка. Но внешне на её прекрасном лице не отразилось ни единой эмоции, напротив, в её позе появилось что-то расслабленное, взгляд ярко-алых глаз плавно проскользил по Волтури их лица были бестрастны, кроме нескольких - Феликс с чем то светлым в руках, это что-то сейчас мало волновало Мару, Деметрий с его постоянной величественной усмешкой на тонких губах, Кайус с прищёренным взглядом алых глаз, чуть дальше него Афенодора, вечно бывшая тенью супруга и Аро. Взгляд Мартинки словно споткнулся о главу клана, задержавшись на том чуть дольше, чем следовало, но тут же скользнул дальше. Её служение Ордену наложило отпечаток на действия в нестандартных ситуациях, научило сохранять маску на окаменевшем лице. Хотя сейчас внутри все смешалось. Она заметила быстрый взгляд Лорана в свою сторону, сама же она старалась на него не смотреть. - Волтури, зачем они здесь? Какова причина их визита в Форкс? Явно причина была весьма весомой. Волтури никогда не покидали амка в таком составе. Вопросы, вопросы и ещё раз вопросы роем неслись в голове Мартиники. Она усилием воли заставила себя не поворачивать взгляда в сторону Аро. Она завела руки за спину и сжала их в кулаки. - Ждать развязки? Или это тот самый повод, что бы уйти? Звонок Виктора не давал покоя. Мартиника четко контролировала свои мысли, прекрасно осведомленнная о пособности Эдварда читать в чужом разуме, она думала об Ордене, как о чем то обстрактном и размытом, не допуская в своих мыслях конкретики. Сейчас она ощущала нехватку Виктора рядом, нехватку тех, кто сорок лет был её "семьей". В данный момент она была чужой для всех, кто присутствовал на этой поляне - чужой среди своих. Орден, как будто клеймо на алебастровой коже плеча делал её отличной ото всех, кто был сейчас рядом. Белая королева на черном поле, трефовая масть в веере червей -  посути своя, но уже чуждая, вне закона и вне порядка, который веками устанавливали Волтури.
Она приняла единственное верное решение в это момент, ждать возможности ускользнуть.
- Что скажет Карлайл? От его слов сейчас зависело многое.

+3

94

Смерть достаточно близка, чтобы можно было  не  страшиться жизни.- усмехнувшись, подумала Джейн, глядя на Феликса и ничтожную светлую фигуру, которая сейчас не значила в его руках ровным счетом ничего.Выражая ледяное и непроницаемое выражение лица, девушка наблюдала за происходящим. Она пристально вглядывалась в лица Калленов и остальных. Было немного забавно, как ей казалось, наблюдать со стороны непонимающие и будто испуганные лица вампиров. Будучи такой маленькой среди выоских и статных фигур глав клана, Джейн не чувствовала себя ущемленно. Ей хотелось как можно быстрее показать свое превосходство над другими. Но было не время. Девушка замерла на месте, стоя неподвижной статуей. Вечность так разносторонна! Удивительно... Каким станет конец жизни, когда она так прекрасна?... Все гладко и безоблачно... Жизнь течет в разных направлениях, каждое из которых имеет свой определенный смысл. Каждое из направлений выбираем мы сами. И в итоге - река жизни начинает захлестывать нас с головой... Мы начинаем тонуть в ней, в бурном потоке вод, которые не щадят никого... Слабый становится сильным, а сильный не понимает, как его поглатили слабости... И когда приходит конец, только тогда мы задумываемся о том, где совершили ошибку... - думала вампирша.
Какие же они глупые! Героизм --  таково  настроение  человека,  стремящегося  к
цели, помимо которой он вообще уже не идет в счет.  Героизм - это добрая воля к абсолютной самопогибели.Все предельно ясно, им деваться некуда! И героизм здесь неуместен! Никто не смеет нам перечить! Они хотят большой игры, в которой мы если не умираем, то смиряемся со всем, а они живут долго и счастливо... И мы устроим эту игру, где мы живем долго и счастливо, а все, кто против расплачиваются за свои ошибки....
- размышляла Вольтури, неожиданно остановив свой взгляд на одном из Калленов.Испытывала ли я когда-нибудь угрызения совести? Память  моя
хранит на этот счет молчание.
Надменно улыбнувшись, Джейн взглянула на сосредоточенного Аро. С каждым его движением она ожидала его приказа, но он молчал. Безмолвие просто поглощало с каждой секундой. По телу пробежал приятный холод. Оставалось только ждать решения...
-Картина маслом!... - не удержавшись сказала Вольтури.

+3

95

Белла стояла в оцепенении. Её прекрасный стан замер в ожидании. Глаза расширились, и казалось, что ещё чуть-чуть, и они выпадут из орбит. Все это принимает неожиданно опасный поворот, даже слишком. Появление Вольтури напугало всех, приведя в непонятное оцепенение. Однако не это поражало девушку. В голове был один вопрос: Как он мог? Как он мог любя её дочь идти против них же. Глаза сфокусировались на Джейкобе. Презрение рекой лилось на него. Пусть теперь только попробует подойти ко мне или Ренесми.
Совершенный мозг вампира позволял Белле думать обо всем сразу. Но вот, мысли о Джейкобе вытеснили Вольтури, величественно появившиеся на этой поляне и растерзавшие на её глазах девушку. Страх ледяными струями проникал по венам, разъедая вампирессу изнутри, словно кислота. Взгляд прекрасных глаз устремился на Карлайла от которого волнами исходило напряжение, которое довольно давно витает в воздухе. Изабелла сосредоточилась и растянула свой щит по контуру всех находящихся на поле за исключением Вольтури, разумеется. Даже оборотни, которых с недавних минут презирает сама Белла, попали под этот "зонтик". Все же они были друзьями.
Улыбка, затронувшая уголки губ Аро, доводила до тошноты, выворачивая наизнанку желудок. Белла не желала этого делать, но все же она медленно продвинулась ближе к Розали. Неожиданное желание защитить семью овладело Беллой. Девушка по-кошачьи пригнулась, занимая оборонительную позицию. Приподняв верхнюю губку, Белла зашипела. В неожиданно повисшей тишине этот звук звучал немного угрожающе.
Изабелла наблюдала за всеми присутствующими, особенно обводя взглядом нежеланных, по её мнению, гостей. Взгляд Беллы остановился на Виладжио. Изабелла чувствовала прилив гнева по отношению к ней. Вампиресса заметила волнение Мартиники, которое читалось в её, якобы, умиротворенных глазах. Понять чего она хочет было не сложно. Ускользнуть. По сути дела, Белла сделала бы тоже самое, найдя подходящий момент, она бы сбежала. Быстро легко... Но здесь её семья, здесь её смысл существования.
Вольтури пришли сюда с определенной миссией, и ведь она заключалась не только в том, чтобы посмотреть на потасовку исполинских размеров волков и кучки вампиров. Белла застыла в ожидании. Казалось, время застыло. Лишь только ветер, игравший в кружевной листве деревьев показывал, что это не так.
-Картина маслом!...-Воскликнула Джейн.
Белла покосилась на маленькую фигурку с довольно скучающим видом. Белла не нашла фразе Джейн логического смысла, да оно и не требовалось. Все зависело от слов Аро. Добродушно улыбающемуся всем собравшимся. Белла отметила, что в стае тоже появилось волнение.

+5

96

Тейлор выжидал. Чего? Он и сам не знал, расстановка сил была теперь слишком неравной.  Вампиров было много. Тото единственный шанс поквитаться был безвозвратно упущен и теперь оставалось лишь ждать решения Джейкоба и развязки. Ввязываться вновь в драку было равносильно тому, что бы самолично подписать свой собственный смертный приговор. Оставалось ждать. Он переминался с лапы на лапу, тревожно поводя ушами из стороны в сторону, слушая рядом тяжелое дыхание Пола. Тейлор перевел взгляд на вожака - Что скажешь, Джейк? , в вопросе Бернса сквозил неприкрытый сарказм - Что скажешь , брат? Вот мы и дотянули до того времени, что не можем даже уйти с гордостью. Мы пойдем подобно шавкам, которым дали пинка. Их слишком много. Ты хотел лояльности, вот ты её и получил. Понравилось? Если бы Тейлор сейчас был в человеческом облике, он бы плюнул на землю. Но в данный моммент его хвост с силой ударил по задним лапам, высказывая его раздражение.

+1

97

Он жил на этом свете не первый год. Не первый десяток лет. И даже не первую сотню лет. Чтобы прожить вечность с наслаждением – всегда должна быть цель, то, ради чего надо жить. Простое существование ради вечности сводило с ума многие гениальные умы. Его же вечность всегда преследовала какую-то цель. Первое тысячелетие, второе – он всегда знал, чего хотел. Он знает это до сих пор. Ради этого он и живет. Ради этого он играет свою роль на сцене театра под названием весь мир. Талантливые артисты удивляют или очаровывают, но только гениальным дано удивлять и очаровывать в одно и тоже время. Аро, сложив руки перед собой, все с той же милостивой полуулыбкой наблюдал за собравшимися вампирами, полностью игнорируя наличие оборотней: ни их омерзительный запах, ни комментарии Афенодоры в их адрес, ни их возня и копошение не имели ровным счетом никакого значения – они были антуражем. Волтури медленно, как будто бы он неимоверно устал за эти две с лишним тысячи лет и как если бы ему было лень обращать внимание на чье-то движение, обратил взор на юную вампирессу. Новообращенную. Спрятавшуюся за спиной миниатюрной Джульетты. Если Аро и испытал удивление, то ничто в его облике не выдало секундной эмоции.
- Если причину не видишь ты, Карлайл, – задумчиво потянул вампир, отрывая взгляд от ДеБюси и переводя его на главу олимпийского клана, - то это не значит, что я так же слеп, – он как будто бы с сожалением вздохнув, чуть приподняв плечи и тут же их опустив. Губы вновь изобразили намек на усмешку, выразившуюся в иронично-приподнятом уголке губ.
Взгляд по-змеиному скользил от одного вампира к другому, не задерживаясь на семье Карлайла, но и как будто бы не замечая Мартинику и Лорантена, имена которых вполне четко были произнесены с нескрываемым сарказмом устами Феликса, все еще скрывающего позади принесенный подарок – щедрый жест всем собравшимся. Жест, который, непременно, будет оценен. Сначала он взглянул на Лорана: безразлично, словно бы того требовал какой-то старинный обряд. Не изменился – как был восковой маской, застывшей на века, так ей и остался. Живая статуя, которую опрометчиво научили ходить и говорить. И которую научили мыслить так, что статуя неожиданно могла стать главой клана. Если б клан не рассыпался прахом на грязном полу. Волтури усмехнулся собственным мрачным мыслям и только тогда взглянул на Мартинику. Несколько коротких секунд – вполне достаточно, чтобы вспомнить и напомнить.
- Новообращенная, – словно бы пробуя слово на вкус, протянул Аро, медленно приближаясь к Джульетте и скрывающейся позади нее вампирессе. – До нас дошли слухи… – но Волтури не договорил, неприятно улыбнувшись новообращенной. – Нарушители должны быть наказаны, не так ли? – полюбопытствовал вампир, ни к кому конкретно не обращаясь. - Какое расточительство, – с наигранным полу-вздохом произнес Аро, склонив голову набок и наблюдая за новообращенной, прятавшейся за спиной Джульетты. – Жаль, что мы пропустили схватку. По-моему, здесь было на что посмотреть, – неожиданно, как будто бы сменив тему, воскликнул вампир, лизнув безразличным взглядом оборотней. – Ах да, чуть не забыл, мы же с подарком. Феликс, – каждое слово, которое должно было бы дышать ироничным весельем, угрозой или же какой-то иной возвышенной эмоцией, звучало совершенно спокойно – с тонким вкусом апатии в каждом звуке.

+4

98

Вампиресса продолжала стоять рядом с супругом, но её лицо озарила саркастическая улыбка - предвкушение. Очень редко в глазах Афены вспыхивало торжество и вот сейчас этот момент настал. В глубине глаз цвета бургунского вина вспыхнул огонек. Все что касалось тех вампиров, которые не принадлежали к Волтури, воспринимались Афенодорой, как потенциальные враги и угроза семье. Особенно Каллены, они были сильны и сплоченнее чем остальные. Они представляли собой угрозу, пусть небольшую, но тем не менее угрозу. А Афенодора не признавала угроз. Человеческая жизнь её была практически лишена семейного тепла и она, обретя семью в клане, она дорожила ею.  Карлайл молчал, словно не к нему обращался Аро. Пришлые вампиры и оборотни замерли настороженно. Клан Калленов так же застыл, но они были едины, безсловестны, н едины в своем стремлении противостоять опасности, которую принесли с собой Волтури.
Голос Аро вновь разнесся над территорией иронично веселый, но в тоже время этот голос таил в себе смертельный приговор.
Новообращенная, совсем молоденькая, но уже попробывавшая человеческой крови, пряталась за спиной одной из вампиресс. Уголок рта Афены дернулся вверх, скривившись в усмешке, когда она услышала, как Аро приказал Феликсу принести подарок.
- О, да, этот дар они оценят сполна.  Темная масса расступилась, пропуская вперед могучего вампира с его никчемной ношей на руках.

0

99

Вампиры расступились, пропуская Феликса. Он шел неспешно, неся дар вампиров на руках. Признатьсяэтот дар вонял псиной так, что Феликсу казалось, он сам пропах этим запахом, поэтому он был весьма рад избавиться от своей ноши. Но так или иначе, церимониал надо соблюсти. Циничная улыбка, скорее похожая на оскал расколола его лицо надвое. Истерзанное тело молодой волчицы, которая умерла в виде человека, напоминало кусок непонятной плоти - руки и ноги болтались, как у поломанной куклы, головы не было, кровь уже давно перестала течь, лишь редкие капли скатывались на землю. Иссиня- бледный комок мяса, некогда бывший оборотнем, исковерканное тело.
- Карлайл, прими наш дар в знак давнишней дружбы - пророкотал ухмыляясь вампир, бросив тело аккурат между двух противоборствующих сторон. - Надеюсь в силу последних событий он придется по вкусу?
Тело прочертив небольшую дугу в утреннем воздухе шлепнулось о землю с глухим неприятным, чавкающим звуком.
Обнаженное тело без головы выглядело жалко и нелепо посреди группы вампиров и оборотней. Оно лежало неприлично раскинув ноги, являя миру то, что обычно девушки прячут. Правая рука была сломана и загнулась под тело неестественным углом, небольшие груди и плечи были залиты подсохшей кровью - Простите, голову я потерял, хохотнул Волтури. - Но думаю и без головы, этой шавке она при жизни не очень то и помогла, подарок неплох. Если вашим друзьям, он скользнул взглядом по оборотням будет интересно, то она просила нас о пощаде, ползая на коленях голой. Она нас позабавила, весьма позабавилаВампир снова разразился тихим смешком, довольный произведенным результатом. Затем, он вновь отступил назад в темную массу.

Отредактировано Felix Volturi (2010-11-16 17:04:49)

0

100

Унижение. Это то состояние, которое стоит избегать перед врагами. Унижаться надо лишь играя. Никакой жизни. Никакой правдоподобности. Пускай тысячи будут кричать, что они не верят в эти действия. Пускай. Зато не будет растоптана гордость и уважение к себе. Унижаются слабые, которые не знают как помочь себе в сложившейся ситуации. Они не успели попробовать все варианты, чтобы получить желаемый результат. Они решают пойти по легкому пути. Вот это действительно унизительно. Но это бессмысленно объяснять той, которая ползает перед древним кланом нагая на коленях. Мольба. Её слова резали слух, словно были отрывком убогой песни, которая заела на пластинке, а иголка то и скачет на каждой царапине. И самое противное то, что это не выключить. Приходится слушать. Приходится наблюдать.
Кайус разочарованно смотрел на девушку. Её хрупкое и ещё молодое тело содрогалось от страха и терпкого адреналина, который быстро заполнял клетки тела, как сильнейший и лучший яд. Адреналин был для неё настоящим ядом. Он губил её сущность, заставляя делать не обдуманные вещи. Он разъедал её нутро, заставляя вампиров просить о пощаде и сохранении жизни. Он владел ею, заставляя забыть о том, кто она такая и о гордости, которую она топтала самостоятельно. Кайус следил за каждым движением, запоминая для себя что-то существенное, что-то нужно, что может весьма пригодится в будущем. И для этого было хорошее слово. Приманка. Но об этом не сейчас. Взгляд цепко "вцепился" в тело девушки, в её лицо, запоминая мимику, запоминая мольбу в её глазах. Когда концерт закончился, он лишь мысленно вздохнул и последовал за братом. Ему не дали продумать мысли до конца. Ему не дали под питать свои идеи полноценно.
Он молча следовал за "братом", не стремясь более комментировать происходящее. Сейчас была выбрана роль наблюдателя. Намечалась "крупная партия", в которой каждый займет свое истинное место и отказ будет значить - смерть. В этой "игре" не принимаются отрицательные ответы. Если только обменом на собственную жизнь. Сколько тогда согласится? Сколько трусов окажется на их пути? Все, что происходит сейчас, можно отнести к "генеральной репетиции", чтобы отобрать лучших из лучших. Но в конечном счете, они могут появится и в самом конце, когда уже никто не будет знать результата "игры".
Их встретили так... обыденно. Никаких "торжественных" речей относительно их появления на территории семейства Калленов в такое "подходящее" время. А взгляды. Взгляды такое "разнообразные", что прям начинаешь путаться в том, кто как именно посмотрел в твою сторону. Какая жалость. Их не ждали. Никто не готовился к их визиту. Но как говорится, самый лучший гость - нежданный гость. Кайус не рассматривал присутствующих, он смотрел на новообращенную. Пешка. Она являлась одной из основных главных пешек на их "шахматной доске". Его даже не привлекли внимания присутствующие Вилладжио. Вымирающий клан, который теряет смысл своего истинного существования, потому что находится в постоянно погони. В погони доказать друг другу, что все закончилось и все только начинается. Мартиника несла бремя униженной и оскорбленной, Лорантен же был полной её противоположность. Может именно это и заставляло их оставаться на плаву.
Феликс вышел вперед. Тело упало на землю таким глухим стуком, словно было обычным манекеном, которого привели в такое состояние, а потом отдали со словами: "Он нам больше не нужен, делайте, что хотите." Вот они и сделали. Предоставили его Калленам и Квилетом. Когда тело соприкоснулось с холодной землей, Кайус перевел взгляд на Карлайла и Джейкоба. Так хотелось увидеть не ординарную реакцию, что-то новое, что-то не обыденное. Хотя прекрасно понимал, что не получит то, что хочется на самом деле. Обидно, потому что так всегда. Жестоко, потому что нет возможности это исправить. Будет слишком много хлопот, от которых и так давно пора избавиться. Его губы растянулись в скромной улыбке, словно они так старались донести "трофей" до цели в целостности и сохранности, но по пути были слишком много "приключений". А приключение было одно. Унижение. Мысленно улыбка была шире, кровожадней и злорадней. Словно вампир давно голодал и каждый новый день приводил его в бешенство из-за отсутствия нужной подпитки. Именно в этой улыбке можно было "прочитать" то, что на самом деле имел вампир. За молодняком надо всегда следить. Кто знает, что его ждет за поворотом.
Неверный шаг привел к летальному исходу. Все в недоумении, вроде правильно шла...

+3

101

Ощущение бредовости происходящего, появившееся когда Оливия впервые почувствовала запах псины, еще чуть заметный запах, оправдывало теперь себя с излишком. Самым забавным был тот факт, что Оливию происходящее вовсе не удивляло. Наоборот, все развивалось по какому то стабильно умалишенному сценарию. Оборотни, чужие вампиры, Волтури. Происходящее не было ее игрой, потому она не боялась.
В конце концов, чего можно бояться в этом мире? Смерти? Глупо, она уже мертва. Боли? Смешно, вся доступная человеку и вампиру боль была пережита ею уже не одну сотню лет назад. Предательства? Как наивно. Чтобы быть по настоящему преданной кем то, нужно доверять. Из всех присутствующих доверяла она лишь одному вампиру и знала что это имеет смысл. Остальные могли продать ее за печеньку и это не вызвало бы у нее даже легкого удивления.
Чего должен бояться вампир? Того, что его игра будет проиграна, цель не достигнута, смысл жизни потеряет значение, одиночества и сумасшествия, неизвестного, черной и тихой пустоты после смерти? Философии Канта? Плохой музыки? Того, что кровь потеряет вкус?
Скуки. Скука была единственным страхом Оливии, и именно сейчас она ничего не боялась. В каком то смысле она была искренне и абсолютно счастлива, находясь между молотом и наковальней, придерживаемая щипцами кузнеца. А еще она чувствовала себя непередаваемо свободной, просто от того, что не стояла в шеренге с Волтури. Оливия саркастически улыбнулась, глядя на младший и старший состав маленькой армии вампиров. Знаете чем плохо дворянство? Оно страстно зависит от интриг. Уж кому ка не последней из рода Лаваль об этом знать. Она пока что не была уверена в том, что за игру начали Волтури, но в том, что эта игра повлечет за собой реки крови, Оливия была уверена. Она не спешила включиться в эту игру, зная умение Аро манипулировать и имея конкретное отношение к закулисным разборкам. Она наблюдала. Взгляд коснулся каждого по очереди, не замерев на ком-то конкретном дольше пары секунд, ненадолго метнулся вслед за брошенным телом и метнулся на альфу.
Черт возьми, Оливия и впрямь была благодарна судьбе за то, что появилась в Форксе именно сейчас. В те редкие секунды, когда она не могла предсказать развитие событий она снова чувствовала себя молодой, даже немного человеком.
Ах, насколько была бы забавней эта игра, если бы Волтури не имели понятия о ее способности.

+2

102

В идеальном сценарии всегда есть место неожиданным поворотам. К примеру, когда сюжет книги заходит в тупик, рискуя стать откровенно скучным, чуткий писатель натягивает ослабленные нити своего воображения, перемещает и сталкивает кукол-героев, одним росчерком пера насылает на их головы громы и молнии – он творец, в его власти казнить и миловать. И все лишь для того, чтобы повествование не показалось скучным.
Волтури в этой истории были явлением особым. Они пришли как громы и молнии, но по собственному почину, подобрав самый эффектный и неподходящий момент. Зная страсть Аро ко всему яркому, незабываемому, в том числе и явлению себя публике, Карлайл даже готов был держать пари, что королевский клан выжидал некоторое время на безопасном от обнаружения участниками схватки расстоянии, прежде чем вступить в игру.
Впрочем, вампир лукавил. Он более чем ясно понимал причину вмешательства, а недвусмысленные взгляды свиты королевского клана не лишали места сомнениям. Мерзкий, отвратительный ход – Аро куда больше к лицу маска опереточного злодея, карающего быстро и чисто, а не как грубый рубака – призванный смутить, испугать и склонить тех, кто помоложе почти не удосужился его внимания, как и гнусные потешательства, слишком уж проницательные собрались зрители. Слуги всегда позволяют себе намек на остроумие. Если господин позволит.
- Перерожденная, - подтвердил Карлайл. Не раздумывая, он сбросил куртку и прикрыл истерзанное тело… хотя бы часть его. - Всего лишь. Боюсь даже представить, что за слухи собрали твои агенты, если Волтури явились сюда почти в полном своем составе.

+2

103

-------> Гостинная
С грохотом бьющегося стекла Несси вывалилась прямо на землю. Падение было настолько неожиданно, что на мгновение она потеряла координацию, но тут же вскочила на ноги и замерла. Дыханье казалось остановилось, сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Девушка медленно выдохнула и нервно убрала волосы с лица, которые непослушными волнами лежали на плечах. Да, эффектно появилась. Мама меня убьет, - была первая ее мысль. Она подняла глаза на Беллу, с извиняющимся видом, но тут же поняла, что все намного хуже. Ведь тут Вольтури. Как бы из- за меня не разразился еще больший скандал. Ужас! Не зря меня называют легкомысленной, - она была так зла на себя, - Сидела бы в комнате и не создавала проблем, но нет...Несси так не может. Теперь без того видимо сложная ситуация может усугубиться, хотя, что я собственно сделала? - она с тревогой посмотрела на Джейка. Он тут и мне нечего бояться, - будто убеждала себя она, с нежностью глядя в глаза рыжего волка. Колени подкашивались, руки дрожали.  Что теперь будет? - мелькнула в ее голове мысль.

0

104

Страх. Он заставляет делать необдуманные вещи. Когда ты на грани смерти ты сделаешь всё, ради спасения. Особенно если ты одинок, и нет, ради кого умирать. Самосохранение, и инстинкты - основные принципы, а выжить – основная цель.
Никогда не знаешь, что тебя ждёт впереди, и когда встречаешься с опасностью у тебя два выхода. Либо встретить её с гордостью, либо надеяться на помилование. В случае Дженнифер она прекрасно понимала, что помилования не будет, а значит у неё один выход.
Её пугали ,устремившееся, на неё взгляды алых глаз, и не натуральные эмоции, даже под защитой вампирши, она боялась неисправимого.
- Новообращённая. – Эти слова резали слух. В ней кипела злость из-за одного лишь слова.
Неужели она, та, которая была охотником, за нечистью должна, унижено боятся этих вампиров.
В голове всплыли воспоминания. Она помнила всю свою команду. Все лица всплыли перед глазами, но они все были мертвы, даже её покойный брат. Но эти воспоминания помогли ей набраться смелости.
Она выпрямилась и стала рюдом с Джульеттой.
- Дженнифер. Меня зовут Дженнифер.

0

105

Ты словно оказался между двух или даже трёх огней. Время замедляется. У тебя есть возможность обойти всё поле, увидеть всё – кто-то спокойно стоит и со стороны наблюдает за происходящим, кто-то поджав хвост, бежит…бежит со всех ног, лишь бы его не коснулась участь тех, кто уже был на пороге смерти.
Кто-то поджав губу, смотрели на своих соперников, готовясь к решающим действиям. Другие же, были сбиты с толку, понимая что происходит, и, не зная что им делать.
Но каждый, каждый хотел кого-то защитить. Здесь почти не было одиночек. Может быть даже никого. Не будь это вампир или оборотень – каждый дорожил чем – то,
За это сокровище, «он» отдал бы собственную жизнь. Даже не задумываясь.
А теперь скажите, что ему делать, когда на него смотрят вся его стая и ждёт его приказа.
Сила не на их стороне. Они проиграли этот бой, но не войну. Можно уступить – ведь это только начало. Начало. Джейкоб тщетно пытался убедить себя в том, что этот поступок – не покажется их слабостью. И это правильное, правильное решение. Но ведь он сам себе не верил. Ему казалось, что всё это бред.
Будучи альфой, он не должен был руководствоваться чувствами – не имел права. На первом месте стая. А ведь он забывал об этом, и это обошлось ему боком. Как и другие члены его стаи, он был ранен – все его тело покрывали порезы. Кровь, словно благословенны дождь, стекала с его шерсти, капая на землю.
Шаг за шагом – мысленно, он обошёл всю территорию. Всё было так незыблемо. Чёрт побери, почему нельзя всё исправить… - эти мысли не давали ему покоя. Стая ждала – она требовала от него ответа, который он старался принять. Чтобы это решение было правильным, обдуманным, не предвзятым – сейчас его главной целью является сохранение жизни его собратьев, друзей…семьи.
Печальный взгляд волка уловил тоненькую фигурку девушки – она уже была мертва. Боже…- если бы он мог, он бы отвёл взгляд. Но он этого не сделал. Он твёрдо и жёстко смотрел на всё, что происходило здесь. Хладнокровность – вот чему следовало им научиться уже очень давно. А пылкие и горячие головы – с вампирами это не всегда проходит. В конце концов, это была бы мнимая победа – видимость и не больше.
Бедная, оставленная девушка. Зачем, зачем она унижалась. Волк взревел. Внутри всё похолодело. Хотелось разорвать всех этих вампиров на мелкие кусочки. Как она могла, как она могла… - вертелось в голове у парня. Но он старался отгораживаться от мыслей своих друзей. Внутри него, бушевала целая буря эмоций. Честь, гордость – всё это не позволяло ему оставить всё как есть. Но его статус, которой обязывал поступать мудро…правильно, -  говорил, что надо уйти. В целях сохранения жизни собратьев – надо уйти.
Он вновь окинул всех взглядом. Выпрямившись, и слегка приподнял голову.
Скрепя сердцем и душой он произнёс: МЫ уходим…После чего волк встретился взглядом со своими соплеменниками и без колебаний добавил: И ЭТО не обсуждается! – в его голосе, в голове – чувствовалась сила. Он твёрдо всё решил. И одно неповиновение – смерть. Не от его руки…А он этого не хотел.
Где-то в отдалении послышался хруст разбившегося окна. Сейчас это было так неважно. Внутренний взор уловил образ чего-то светлого и яркого в его жизни. Но сейчас, на душе было пусто…Он поступается всем – он уходит…
Но он вернётся. Они вернуться. Война ещё не проиграна. Гамбит – отдать меньшее, чтобы потом получить большее…Хороший шанс показаться слабым, чтобы потом нанести ответный удар, когда его никто не будет ожидать. Лишь это могло облегчить его чувство вины и неутомимо бушевавшую злобу внутри. Да чего там только не было – всё равно же всё будет так, как они решат. И сейчас – они уйдут. Чтобы потом вернуться победителями.
Взгляд встретился с прекрасной дрампиршей. Лишь она одна освещала ему путь во тьме. Но сейчас всё почему-то было так безразлично. Тяжело вздохнув, он, в последний раз окинув место битвы взглядом – непреклонным, холодным, в нём была ненависть ко всем вампирам, за всё: за их поступки, пролитую кровь, - и гордо ушёл прочь.

>>> Общий дом стаи квилетов

Отредактировано Jacob Black (2010-11-24 17:56:32)

+5

106

Так забавно, когда кто-то с нетерпением ожидает начала предполагаемого конца... Изуродованное тело юной вампирши, брошенной на землю, казалось немного испортило настроение Калленам. А должны встречать как дорогих гостей, да еще и с подарочком! На секунду Джейн встретилась глазами с Беллой, так отчаянно защищающей всех вокруг. Всеобщая спасительница!... - насмешливо подумала она, ее жутко раздражала не сама девушка, а очевидность неуязвимости к ее дару, даже спустя столько времени. На данный момент она почувствовала как щит Беллы окутывает всех кроме Вольтури. Защищайтесь, пока можете! - взглядом пыталась передать свои эмоции Вольтури. Все вокруг были заняты показом неприязни друг к другу, но лишь Аро, не обращая внимания на посторонние возгласы недовольств был погружен в свои мысли. Джейн стало немного скучно, от чего ее пальцы невольно стали теребить массивный кулон на шее. Наконец нарастающую с каждой секундой напряженность рассеял Аро, наконец собравшийся с мыслями, а может, просто решил только сейчас их озвучить. Виновный должен быть наказан, не так ли! - сказал он безразличным тоном, обращенным как бы вникуда. Но тот, к кому были напрвлены эти слова, наверняка понял суть. Вот именно, нечего церемониться вообще! - соглашалась мысленно Джейн. В такие моменты она чувствовала себя несколько похожей на Кая, как всегда правильно оценивающего любую обстановку. Бросив наконец надоевший кулон, миниатюрная вампирша кивнула в знак согласия с Аро, окинув взглядом бесчисленное количество присутствующих. Запах волков сводил ее с ума, Вольтури в глубине души так хотелось накинуться на кого-нибудь, но приходилось сдерживать себя. Немного было непонятен исход сегодняшней поездки, глава был непоколебимо спокоен. Но когда он спокоен, всем вокруг становилось не спокойно.

+3

107

На лице Джульетты появилась улыбка. Ей казалось, что она сходит с ума.  Но всё было настолько просто и предсказуемо. Она уже видела это раньше. Тогда они пришли за ней, и действовали точно также, а теперь их цель эта девочка, стоящая позади неё. И улыбка Аро точно говорила о смертном приговоре. Тогда она спаслась бегством, и сейчас будет замаливать свои грехи. Она не сбежит, она будет стараться защитить её. Глаза наткнулись, на улыбающегося Феликса, она узнала его сразу, его удивление вызвало у него не слишком приятные чувства, но манеры брали своё.
- Здравствуй Феликс. Не ожидала вновь встретить тебя.
Она улыбнулась, но затем перевела взгляд на Аро, который говорил с Карлайлом. Ничто не привлекало её внимания, ни отдельные фразы, которые бросали Волтури, ни то, как копошились оборотни. Она наблюдала за двумя лидерами, которые вели опасную игру, но её финал был предрешен.
После ответа Карлайла, Аро обернулся к ней, он смотрел на новорождённую, и ей это явно не нравилось.
Последняя фраза главы королевского клана прорезала спокойствие Джульетты словно ножом. Но ещё больше её удивила реакция Маленькой вампирши.
- Не сейчас.- хоть голос деБюси и был тихим, но звучал твёрдо.
Она вновь заботливо спрятала Дженни за собой и обратилась к Аро.
- Но разве вина не должна быть доказана?
Она смотрела ему в глаза не оставляя причин для сомнения.

Отредактировано Julliette(Nicole) Debussy (2010-11-21 21:35:31)

+1

108

Рев Джейкоба эхом прокатился по лесу, как только все поняли, какой подарок преподнесли им Волтури. Тейлор так же рыкнул, но ослушаться приказа вожака на это раз не решился. Его глаза горели неподдельной ненавистью и жажадой мести, котоорая в случае если она не найдет выхода, перерастет в паранойю. Он хмуро глянул на Пола и остальных, потом снова на растерзанное тело, которое белело посреди поляны. Однако Карлайл поспешил прикрыть то, что некогда было Элоизой своей курткой, оставляя на всеобщем обозрении лишь немногие участки истерзанной плоти. Вампиры стояли не шелохнувшись, словно ничего не произошло. Только по рядам новоприбывших проходили волны движения, когда кто-то подходил ближе, либо отступал назад. Основная темная масса была соредоточена около нескольких. Сейчас вампиров волновало другое, словно не замечая оборотней. Они переключили все свое внимание на ту, которая и стала причиной трагелии. - Новообращенная - вот, как это называется у них. - Молодая вампиресса.   С каким бы упоением Тейлор сейчас бы разорвал в клочки тех, кто стоял перед ним, но он не мог. Отогнав от себя столь манящую мысль, он поскреб лапой землю, оставляя в рыхлой почве глубокие борозды, затем ещё раз глухо рыкнув, кинулся вслед за Джейкобом в лесную чашу. Сражение было проиграно, но точки ещё не поставлены, все только начинается.

>>>> Территория квиллетов, общий дом.

Отредактировано Taylor Burns (2010-11-23 10:30:55)

+1

109

Всё время Алек стоял в центре толпы. Словно статуя, почти не шевелясь, лишь изредка выдавая кроткие и надменные смешки. Каллены... Тоже мне, ангелочки чистенькие! Питаются кровью животных... Ха! Они идут против своей же природы. Странно, что вампир сам хочет довести себя до смерти... Лично я их понять не могу, это мне не дано. Как можно мориться голодом, чтоб сохранить жизнь нашей пище? Уф, думаю об этом, сразу противно становится! В глазах Вольтури сверкнул недобрый огонёк. О Господи, Святоши! Сейчас меня вывернет... Так они ещё и с псинами общаются! С нашими врагами, которые уничтожали тысячи и тысячи вампиров! И что Аро так с ними церемонится? Я бы быстро - раз, и нет голов... На лице появилась лёгкая и непринуждённая усмешка.
Пробежавшись взором по присутствующим, Алек остановился на Феликсе. Его улыбка, нет, улыбище, внушала немного опасения. Ох, как доволен подарком-то! Хах, лишь бы поиздеваться, настоящий Вольтури... Парень посмотрел на нагое безголовое тело девушки, прикрытое курткой Карлайла. Возможно, когда-нибудь он стал бы жалеть ту глупую, никчёмную псину. Теперь же, этого никто не дождётся! Единственное существо, которое когда-нибудь может заставить пожалеть Алека - его любимая сестра, Джейн. Невольно глаза направились в сторону девушки. Она стояла неподвижно, полностью погружённая в свои мысли. Хотя ей было далеко не мало лет, Алек всё равно считал её малышкой, которую стоит защищать, и трястись за неё.

+4

110

Розали, что логично, недолюбливала Волтури, но была достаточно умна, чтобы не демонстрировать это в открытую, не лезть на рожон и находиться на почтенном расстоянии – и им глаза не мозолит, и себе спокойней. Но всему есть свои пределы – у всего есть свой срок годности: даже у маски холодности, высокомерия и безразличия. И, видимо, срок годности маски Розали истек в тот момент, когда появились на их территории представители королевского клана. Прекрасные черты лица исказило негодование, словно бы кто-то плеснул в лицо вампирессы ледяной водой, негодование, которое, словно бы по волшебству, тогда, когда могучий Феликс, щит и преграда Волтури, их сила, извергая как из рога изобилия едкие, ядовитые замечания, кинул на землю обезглавленное тело девушки. Да, оно смердело псиной. Да, несколько мгновений назад волки и вампиры нападали, рвали, кусали друг друга, но та точка, которую мастерской рукой поставили Волтури, взбесила. Отец, продолжая, казалось, непринужденную беседу с Аро, подошел к изуродованному телу и прикрыл его курткой, но это не уняло тот галоп мыслей и чувств, которые нашли свое место в умершем несколько десятков лет назад теле вампирессы.
Неожиданно раздался звук бьющегося стекла, напомнив Розали о том, что на территории есть не только она и Волтури со своим подарком, но и вся ее семья, гости и оборотни. Вампирша дернулась в сторону и зашипела рассерженной кошкой, оборачиваясь. Но тут же смягчилась, увидев Ренесми. А затем, словно бы неожиданно что-то осознав, вновь взглянула на Аро и Кайуса. Следом за этой мыслью она внезапно заметила, что отсутствует Маркус – третий из братьев. Розали медленно шагнула в сторону Ренесми, словно бы намеревалась прогуляться, двигаясь плавно и привычно грациозно, и остановилась рядом с маленьким дампиром, опасаясь того, что Волтури вновь пришли за ней. Вампиресса всю жизнь, смертную и бессмертную, мечтала о ребенке, которого ей не суждено было иметь. Поэтому к Ренесми у нее было особое…теплое отношение.
Ни Аро, ни Кайус, ни его супруга ничего конкретного не говорили, лишь прикрывались соблюдением правил. Но вампиресса сомневалась, что они пришли из-за совершенного убийства. Уж больно проворны они оказались – стремительное появление и моментальное обвинение. Если только, конечно, не сами они все и спланировали. Оборотни ушли. Дженнифер попыталась возмутиться, но ее вовремя прервала Джульетта, задавшая более чем справедливый вопрос.

+3

111

МЫ уходим…- Джейкоб обвел взглядом всех волков. И ЭТО не обсуждается! – в его голосе, в голове – чувствовалась сила.
Как ни странно, Пол больше не ощущал жгучей злости, ненависти и других подобных этим чувств. В нем сейчас все будто остепенилось, давая адекватно оценить ситуацию. В голове явствовала мысль, о том, что разумнее всего сейчас было уйти, и решение Джейка однозначно было верным. Это о-че-вид-но - волк мысленно проговорил последнее слово, четко разделяя его на слоги.
Тем временем Вольтури уже показали всем свой "подарок", он, как показалось Полу, подействовал на всех... Даже Каллены, казалось были недовольны такой выходкой Вольтури. Таково было стечение обстоятельств. Да, Элоизе не повезло обратиться в такой неподходящий для этого день... Карлайл Каллен прикрыл изуродованное тело своей курткой.
Мысли квилета оборвал тихий рык Тейлора, который вслед за альфой поспешил скрыться в лесной чаще. Спустя момент, Пол кинулся к безжизненному телу Элоизы, закинул его себе на спину, ее голова оказалась у него в зубах. Зрелище не из приятных, но сейчас его цель заключалась в том, чтобы убраться с поля боя, а оставить труп Бруклин здесь- совсем не входило в его планы.
Волк взглянул в глаза Алекс, давая понять, что уходит и это решение Джейкоба считает верным.
Пойдем- мысленно шепнул Пол Сандре, и, как следует оттолкнувшись от земли, тремя огромными прыжками пересек расстояние, отделявшее его от густых зарослей леса. Пришло время.

>>>> Территория квиллетов, общий дом.

Отредактировано Paul Hartley (2011-01-25 17:27:53)

+3

112

Несс стояла не шевелясь. Вольтури - в их темных одеждах, с ухмылками на лицах и высокомерным взглядом - наводили на нее ужас. Так легко распоряжаться судьбами окружающих, не испытывая не малейшей жалости. Они пришли явно не с дружеским визитом. Для таких как они даже слова такого не существует - дружба. Только холодный расчет. Взгляд остановился на трупе, полуприкрытом курткой. Теперь Ренесми четко видела истерзанное, хрупкое тело. В этой пугающей темноте, на земле, оно было светлым пятном. Хотелось закрыть глаза, не видеть этот ужас...но девушка впала в ступор и не отрывая глаз смотрела на ужасные раны. Глубоко вздохнув, Несс заставила себя отвернуться. Она увидела, как к ней тихо и грациозно приближается Роуз.  Девушка безмолвно стала рядом с племянницей. Рене с благодарностью посмотрела на Розали и тихо взяла ее за руку.
Так стало намного спокойнее. Тишину нарушил дикий рык. Внутри казалось что-то оборвалось, Несс резко повернулась. Джейк. Их глаза встретились...Но она не увидела там ни любви, ни тепла - злость, боль, лед... Она отвела взгляд. Руки задрожали, малышка с силой сжала руку тети, пытаясь сдержаться и не кинуться к волку. Это было бы, по меньшей мере, глупо. К горлу подступил комок, Ренесми тяжело задышала и вновь посмотрела туда, надеясь, что все это ей показалось...Но Джейк уже скрылся в темноте. За ним спустя несколько секунд, друг за другом поспешили остальные оборотни. Они уходят...Ну и хорошо, значит, ему пока ничего не грозит. Но тут до ее сознания дошло, что ее семья все еще в опастности.
- Что им нужно?- шепнула она Роуз, практически не шевеля губами.
- Но разве вина не должна быть доказана?- услышала она слова. И завертела головой, пытаясь понять кому принадлежит голос.

+2

113

Тело, прочертив дугу в воздухе, шлепнулось на землю. Но Мартиника лишь мельком взглянула на него. Все её внимание сосредоточилось на том, как покинуть это место. Ситуация сложилась крайне опасная, всвязи с тем, что Аро вознамерился вершить суд над новообращенной, создавало атмосферу для массы вопросов. Особенно таких как: - Почему новообращенная оказалась на территории Карлайла? Почему произошла схватка с оборотнями? И почему тут такое множество вампиров, совершенно не относящихся к клану Калленов!? Мартиника прекрасно понимала, что эти вопросы неминуемо последуют, как только настанет черед выяснить - Что именно послужило причиной драки. Аро страсть как любит мелочи и уточнения. Его дар бесподобен и от него невозможно закрыться. А это значит, что ... Он будет задавать вопросы и копаться в воспоминаниях. Вилладжио хорошо помнила его прикосновение и невозможность ничего скрыть.
Времени было в обрез. Она с силой сжала челюсти, понимая всю бесполезность своего собственного дара в этот момент. Её мысли метались в голове подобно стаду диких лошадей. Она облизнула губы - Но разве вина не должна быть доказана?, подобно выстрелу прозвучало недалего от Мартиники. Она едва сдержалась, что бы не застонать от чувства приближающейся опасности. Ей показалось, что воздух вокруг неё стал более наэлектроризованным, заряженные частички носились незримо, накаляя обстановку вокруг неё, малейший толчек и будет взрыв.
- Нельзя допустить допроса Аро, нельзя допустить ни малейшего касания. Осознание того, что как только его руки сомкнутся на её ладонях, откроет тайну Ордена. А распросы были неизбежны, ведь Волтури любят создавать видимость, что все чинно и благородно - по закону. Именно так они "вырезали" неугодных клану и вершили свой собственный суд. Однако можно было отдать им должное, они сделали массу полезного для вампирского сообщества, при них прекратились междоусобные войны и беспредел.
Её мысли вновь неистово заметались в поисках правильного решения. Она даже не среагировала на то, что оборотни один за другим покинули територию.
- Как не подставить Карлайла и его семью?
В этот миг Мартиника дернулась, пораженная одной мыслью - решение её проблемы стояло совсем рядом с ней, так близко, что протяни она руку, то коснется Лорана. Она повернула голову в сторону вампира - Единственный шанс из сотни. Один процент из ста! Послушает ли он меня? Мартиника пристально смотрела на его четкий профиль. Каждая секунда промедления грозила обернуться катастрофой, отметая все сомнения, она двинулась к Лорану. Стараясь, что бы все выглядело естественно, ровно так же, как Ренесми прильнула к Розали, взяв ту за руку.
Мартиника, стараясь поймать взгляд Лорана, встала совсем близко к нему, проведя кончиками пальцев от локтя до ладони, она крепко сжала его руку в своей, другой рукой обнимая его за талию и прижимаясь всем телом, словно ищя защиты.
- Твой дар, практически не разжимая губ протседила она, молясь о том, что бы он не стал задавать вопросы и не оттолкнул её. Она сильнее надавила на его ладонь своими пальцами. Прижимаясь ещё сильнее и крепче. Со стороны должно было казаться, что она прильнула к нему в поисках защиты, как представителю своего клана, пусть и бывшему. - Будучи с ним почти одного роста, она буквально уткнулась носом в его волосы, - Они не должны узнать об истинной причине боя. Прошептала она, касаясь своими губами его щеки. Со стороны это выглядело как поцелуй. Она не думала, о том, кто и что может подумать. Сейчас важнее было то, что бы  никто не узнал про существование Ордена.

+2

114

Белла стояла рядом с Розали, на довольно приличном расстоянии. Феликс был доволен свои "скромным" даром, который довольно сильно вонял псиной. Да, пожалуй другого слова не подобрать. Беллз не могла оставаться равнодушной к этому истерзанному телу. Ведь у девушки были семья, друзья, возможно любовь. Мечты, стремления, и вот так, всё оборвалось, не найдя логического завершения. Жалость к трупу отразилась на лице Изабеллы горькой гримасой. Карлайл и Аро вели беседу, очень даже непринужденно. Казалось, что это не смертельная встреча, а наоборот, встреча  двух давних друзей. Звон битого стекла отвлек внимание Беллы. Быстрое, легкое биение сердца и сладкое дыхание. Можно даже не поворачиваться.
Ренесми. Смысл существования самой Беллз. Она здесь. Громкое рычание огласило поляну. Оно было с примесью боли. Да что там, Белла хотела закричать, завыть от отчаяния. Какого черта!? Розали легко и быстро оказалась рядом с маленькой фигуркой Несси. Белла повела себя так же, медленно и плавно она подошла к Ренесми. Прикрыв девочку своим телом. Повернувшись в пол-оборота, Белла посмотрела на Несс. В её взгляде была, наверное, вся любовь мира.
-Несс, что же ты делаешь....-Одними губами спросила вампиресса.
Повернувшись обратно, Изабелла усилила свой щит, заметив хищный взгляд Алека. Всё же, Вольтури была безразлична судьба людей или оборотней, пробежавшись взглядом по обезглавленному, посиневшему телу девушки. Отвращение снова отразилось на  её лице. Казалось, девушка даже не собиралась его подавлять.
Удары тяжелых лап, удаляющихся с поля, отвлекли Беллу, в прочем, как обычно.
-Вали, вали, давай, беги, поджав хвост.-Одними губами произнесла девушка. Тонкие брови сошлись на переносице он негодования. Внутри она понимала, что это к лучшему. Они уходят, чтобы спастись. Конечно, жизнь стаи важнее. Изабелла вздохнула, опустив глаза к земле.
Но разве вина не должна быть доказана?-Спросил чей-то мелодичный голос. Белла подняла глаза, определяя источника, сей важного вопроса. Джульетта, важно стоящая позади и прикрывающая новообращенную. Вот оно Маленькое яблоко раздора. Из-за которого собственно Вольтури и здесь. Ну, или нет..
Всё равно, исход был ясен. Поэтому Белла прикидывала, куда можно быстро спрятать дочь. В порыве, она думала, чтобы Ренесми отправилась к оборотням, но она не успела бы скрыться от Вольтури... Ещё один ненужный вздох.
Вольтури были кукловодами, а все, окружающие их люди и вампиры, обычные марионетки, которыми они умело управляют. Это было страшно, странно.
Каллен обводила взглядом всех собравшихся на их лужайке, останавливая внимание на особо дорогих личностях.
-Роуз, надо спрятать Несси.-Тихо, не поворачиваясь к девушке, сказала Белла. Её фраза слилась с тихим дыханием Рене. Поэтому её вряд ли кто-то расслышал.

+2

115

Афенодора на какой то момент осталась безучастной к происходящему. Её взгляд жадно просоедил за Ренесми, которая прижалась к Розали. Ребенок! Вот то, чего у неё не было никогда и не будет. Свой, родной ребенок, рожденный в муках, но такой долгожданный. Не будет. Жгучая злость на собственное бессилие разлилась по телу, прожагая насквозь то, что осталось от души. Волтури были для не всем, но Каллены имели больше - они имели дитя, своё собственное, рожденное человеком. Изабелла приблизилась к Розали и что-то прошептала той так тихо, что никто кроме той не услышал ни слова. Но Афена не сомневалась, что эти слова были про Ренесми.
Впервые за многие годы спокойствие Афенодоры было нарушено, механизм, дремавший годами снова заработал. Она с силой сжала руку Кайуса, ногти спивались в запястье вампира, причиняя намеренную боль. Боль за то, что он не мог подарить ей счастье материнства, боль за свою собственную неспособность родить. Невыплеснутый материнский инстинкт так и остался в е подсознании, материнская любовь, перенесенная на Кая, на весь клан в целом, но это было ничто по сравнению с тем, что ты испытываешь к собственному ребенку.
Ни один мускул не дрогнул на красивом лице вампирессы, пока эти мысли проносились в её голове.  Лишь пристальный взгляд в сторону Беллы, Ренесми и Розали выдавал заинтерисованность жены главы клана.
Подарок Феликса был оценен по достоинству, оборотни покидали территорию Калленов.
- Почему бы им не пригласить нас в дом, как подобает гостеприимным хозяевам, - проговорила Афена, обращаясь в основном к Волтури. Её взгляд выражал крайнее недоумение тем, что их ещё не пригласили.  - Так неосторожно и опрометчиво ... - тихо прошептала она, обращаясь к стоявшей совсем близко Джейн и Алеку. Её безупречные брови чуть приподнялись вверх, она улыбнулась, сейчас в ней не было ничего особенно пугающего. Она казалась вполне милой и какой-то очень маленькой на фоне стоявшего рядом Феликса и мужа. Однако от этой улыбки веяло холодом.

+2

116

Небольшое время, проведенное на этом собрании, казалось вечностью. Достаточно долго заняли эти бессмысленные объяснения с псами, -как считала Джейн. Зачем вообще в чем-либо разбираться и объяснять? И так все было ясно что их ждут жалкие и позорные последствия!... А еще говорят что-то о власти и осуждают нас в неправильности наших решений и поступков. Они сами не способны принять решение... Эта неорганизованность и неспособность приводит к провалу.
Джейн внимательно продолжала наблюдать за каждым из присутствующих. Все таки хоть мы и принадлежим к одному определенному роду людей, мы разные... Даже если взять не только кланы, но и каждого по отдельности. Внимательным взглядом девушка отслеживала и анализировала варианты предполгоаемого развития событий. Маленькая Ренесми похоже, волновалась. И Джейн эта ситуация нравилась все больше и больше. Она внимательно посмторела на нее, будто пытаясь что-то прочитать в ее глазах, поведении. Похоже, они действительно жутко напуганы, - ухмыльнулась юная Вольтури. Белла и Роуз окружили бедную дампирку, загромождая весь обзор. Это немного бесило вампиршу, ей важно было иметь на виду каждого. В одно многновение, Джейн заметила брата. На душе моментально стало теплее и спокойнее. Алек был пожалу единственным человеком, способным пробудить в ней какие -то чувства. Единственный и родной человек, без которого она просто не смогла бы жить...
Мимолетный взгляд Вольтури остановился на Афенодоре. Которая была как всегда собрана и последовательна в своих действиях. В отличие от остальных членов семьи, Афи всегда руководствовалась своими чувствами и привязанностью к клану, основанной на глубокой любви и уважению. Сейчас ее лицо было особенно сосредоточенно на Калленах, по большому счету не представлявших какой-либо опасности. Губы Джейн изобразили подобие секундной улыбки, умиленной данной ситуацией. Почему бы им не пригласить нас в дом, как подобает гостеприимным хозяевам, - обратилась Афена в основном к Вольтури. Джейн это весьма взбодрило. Ну наконец-то, хоть кому-то еще надоела эта возня! Так неосторожно и опрометчиво ...  - тихо проговорила Афенодора, обратившись к Джейн и Алеку. О, да... Как можно держать на пороге столь дорогих гостей?.... - как бы сожелеюще произнесла девушка, обратившись к Афи.Наконец сдвинувшись с места, вамприша сделала пару шагов в сторону Афми, окинув взглядом Калленов, Вольтури охотно выразила мимикой всеобщее недовольство и утомление. PEREAT MUNDUS ET FIAT JUSTITIA -  проговорила Джейн, обратившись к Вольтури. MEMENTO MORI  - шепотом сказала она, посмторев на жертву, как бы обращалась ко всем "недовольным".

+2

117

Не смотря ни на что и ни на кого, Феликс остался доволен. Дело сделано, оборотни посрамлены и вот уже несколько минут спустя убираются восвояси. Однако неужели их отпустят просто так? Его взгляд метнулся к Джейн, он красноречиво гоыорил о том, что Феликс был бы не против, если бы она слегка помучала одного из..., но увы, Аро и бровью не повел в сторону уходящих. - Жаль, жаль, сейчас самое время. Голос Джульетты прозвучал так тихо, но твердо. - Здравствуйю здравствуй Джульетта - вампир казалось попробывал это имя на вкус, смакуя его на языке. - Ты надеялась, что так легко наши дороги разойдутся? Его взгляд выражал насмешку над тем, что  она действительно так судя по всему думала. - Алек, тебе не кажется это забавным? Феликс незаметно уже оказался рядом с Джейн и её братом, смыкаю "стену" неподалеку от самого Аро. Феликс нашел новое развлечение, оно было гараздо приятнее того, что было совсем недавно. 
Появление Ренесми было откровением, выросла, окрепла. Феликс поморщился, не скрывая своих мыслей от Эдварда. Он считал её своего рода уродцем вампирского мира - ни то, ни сё. Не вампир в полном смысле этого слова, и не человек. Как тогда сказал Кай - Мутант.
Розали тут же зяняла свою оборонительную позицию рядом с девочкой - Что ж, не такая ты и преграда, что бы помешать, взгляд вампира направленный на белокурую красавицу был красноречив. - Белла, Белла... смотри, как заволновалась. интересно, что она шепчет Роуз.

+1

118

Алек стоял рядом с сестрой. На его лице сияла надменная улыбка. Наблюдая за тем, как Джульетта пыталась заслонить собой новообращённую, юноша думал. Неужели она и правда считает, что мы её испугаемся и убежим?! О, Господи, да! Как страшно! Нашлась, защитница всего народа... Ох. Парень взглянул на владыку. Его лицо ничего не выражало, словно никак мыслей в той голове и не было. О, неужели мы так и будем тут стоять всю свою жизнь?! Хах, как сказал... Жизнь... Это всего лишь вечность, в которой ты существуешь... Никак признаков настоящей свободы, которую ты чувствуешь, когда живёшь первый раз, а для некоторых, и последний.
Оглядев всех присутствующих вампиров, и неизвестно кого, так называл Калленов Алек, он продолжил цепь своих мыслей и выговоров. Как мне надоело тут стоять!!! Мои нервы на пределе... Ad cogitandum et agendum homo natus est!, подумал парень, что означало - "Для мысли и действий рождён человек!" В глазах сверкнул недобрый огонёк.
Вдруг, словно лучик спасения, Вольтури услышал голос одной из жён правителей:
- Почему бы им не пригласить нас в дом, как подобает гостеприимным хозяевам? Так неосторожно и опрометчиво ... Улыбка снова завоевала место на лике юноши.
- О, да... Как можно держать на пороге столь дорогих гостей?.... - произнесла его сестра. Он чуть приблизился к ней и промолвил:
- Джейн, понимаешь, они же не из королевского клана, как мы... Видимо их манерам не учат! - Алек был доволен собой. Он пробежал взглядом по Калленам. Парень так надеялся, что кто-нибудь из них не то чтобы набросится, а хотя бы просто, зло посмотрит в его сторону, но...
- Здравствуй, здравствуй Джульетта. Ты надеялась, что так легко наши дороги разойдутся? Алек, тебе не кажется это забавным? - спросил Феликс вампира. Мужчина тут же оказался около близнецов, что немного заставило замяться Алека.
- Феликс, ну что ты так над ней усмехаешься? Её же обидеть очень просто, она же девушка... - сказал парень с такой интонацией, будто бы делал другу замечание. ... наивная... которая верит во всякие сказки... ждёт принца на белом коне... Думаешь ей было сложно верить в то, что мы больше не встретимся? - его взгляд опустился на сестру. Он надеялся, что та, не приняла громкое заявление на свой счёт. Позже раздался холодный смех. Эта ситуация ужасно забавляла брата.
Неужели эта глупая, считает, что в одиночку может противостоять Вольтури?
Нет, у юноши было всё в порядке с арифметикой, просто Калленов, он не считал опасными противниками.

+2

119

Подобные беседы пристало вести за чашкой чая в куда более приятной и теплой обстановке. Здесь же, среди деревьев, взрытой лапами земли, на которой лежало изувеченное тело молодой девушки, смердящей запахом дохлой псины, не должно было быть места задушевным разговорам. Волтури задавили характер и темп беседы, а все его благовоспитанно поддерживали. Хотя, признаться, Лорантен, вступи он в разговор, тоже бы поддержал этот тон, но на своих собственных условиях. Но пока он молчал, всего лишь созерцая происходящее с завидным безразличием, которое пришло на смену минутному любопытству. Было б странно, если бы Волтури не заинтересовались присутствием перерожденной. Уголки губ томительно медленно поползли вверх, заставив губы искривиться в неком подобии довольной улыбки, вызванной предсказуемостью вампиров королевского клана. Похоже, каждый счел своим долгом внести свою лепту в столь светский разговор. И замечание Афенодоры, в таком случае, было справедливо. Молчал лишь Кайус – и его Вилладжио считал куда опасней, чем Аро. Именно благодаря той звенящей тишине, которая окутывала этого древнего вампира.
Было бы странно, если бы этот день вдруг закончил преподносить свои сюрпризы. Если уж начал, то пусть доводит до конца. И очередным сюрпризом для Лорана стало появление дампира. Не сказать, что он не был осведомлен о недавнем скандале вокруг персоны Ренесми, но видеть ее собственными глазами было весьма… любопытно. Вампир задержал на девочке свой взгляд чуть дольше, чем то мог бы позволить сделать этикет. Но отвел глаза, когда девочку прикрыла собой белокурая вампирша, столь воинственно отнесшаяся к появлению незваных гостей. Что первых, что вторых.
Наверное, он и дальше бы продолжал слушать без особого интереса, не задаваясь вопросом, почему, собственно, он не уходит. Но неожиданное приближение Мартиники, ее прикосновение, слова… нет, Лорантен ничем не выказал удивления, которое возникло и не желало исчезать. Он пришел сюда за ней ради интереса, какого-то глупого мальчишеского любопытства, которое стало мимолетным развлечением, скрасившим серые будни вечности. Признаться, ему нравилось гадать. Точнее, не столько гадать, сколько предугадывать. А сейчас она буквально вручала свои секреты ему – без всяких просьб, намеков, лишь прося о помощи. Так, словно бы и не было никаких размолвок. Как будто бы они виделись каждый день, и сейчас она, будто бы привычки ради, просила его об одолжении. Так, как если бы доверяла ему. Но, раз она просит применить дар, зная, что Волтури осведомлены о его способности, значит, ей действительно есть, что скрывать. Значит, она надеется, что ему удастся обмануть…
- Жизнь – не плёнка, – едва слышно, ни для Мартиники, ни для кого бы то ни было еще, произнес вампир. Да, жизнь не пленка и назад не перемотаешь, но отличить правду ото лжи куда сложней, чем кажется на первый взгляд. Больше он ничего не ответил, лишь сжал кисть вампирессы, выражая свое согласие, но пока ничего не предпринимая. Было непривычно находиться настолько близко от Мартиники – но именно эта близость напомнила ему о давно забытом чувстве. Чувстве, которое он похоронил еще задолго до падения клана.

+2

120

Тишина, которую нарушали только редкие замечания была невыносима. Она сдавливала, сковывала, заставляла переживать. Тихое, машинально дыхание вампиров. Дженни заметила, что уже больше часа не дышит.
Тихий и быстрый стук сердца дампирши и её кровь не оказывали никакого воздействия. Все инстинкты утихли. Переживание, страх, паника. Вольтури, будто заглушили голос разума, они несли с собой смерть. Неумолимые, беспощадные, страшные. Мысли путались, а глаза не могли сфокусироваться.
Механически рука Дженни нашла руку Джульетты. Дженнифер понимала, что лишь она может защитить её. Но что-то терзало. Язвительные слова вампиров заставили нахмурится. Ненависть, злость, боль. Её все ненавидели, она источник всех бед.
Глаза нашли Лорантена и Мартинику. Они уже отказались защищать её. Хотя сначала и привели её сюда. Алая энергия, окружившая их ставала всё заметней.  Пробежалась глазами по незнакомцам. Все были заняты своими родными, она стала для них обузой. Дженни опустила голову и подошла ближе к Джульетте. Она уже не так боялась. Просто было больно. Но всё же слабость, это не выход. Она гордо подняла голову смотря на Волтури.

0


Вы здесь » Сумерки - борьба за вечность » |Дом семьи Каллен| » Территория около дома


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC